Торжество либерализма

«Общий закон о компаниях» штата Делавэр является «самым свободным из законов частного предпринимательства».
Конец Британии как великой державы, по словам Д. Кинастона, историка лондонского Сити, наступил в конце 1956 г. после того, как Г. Насер национализировал Суэцкий канал, а Англия оказалась на грани банкротства. Хотя даже в 1957 г. около 40% всей мировой торговли осуществлялось в английской валюте, и Банк Англии был «по-прежнему строго ориентирован на поддержание и расширение использования фунта стерлингов как международной валюты». Однако в существовавших условиях эти надежды являлись утопией: «Мы унаследовали старый семейный бизнес, который некогда был очень прибыльным и здравым, – отмечал в конце 1956 г. премьер-министр Великобритании Э. Иден. – Сегодня обязательства вчетверо превышают активы… Не знаю, кто теперь купит банковскую систему зоны фунта стерлингов».


Казалось, ничто уже не сможет помочь, и величие некогда могущественнейшей державы мира навсегда уходит в прошлое. Но вдруг произошло нечто невероятное, Великобритания не только восстановила свой статус великой державы, но и захватила лидирующие позиции на мировом финансовом рынке. В Лондоне сегодня больше иностранных банков, чем в каком-либо другом месте мира: в 2008 г. на него приходилась половина всех международных сделок с ценными бумагами, почти 45% внебиржевого оборота деривативов, 70% оборота евробондов, 35% всех валютных сделок, совершаемых в мире, 55% всех международных открытых размещений ценных бумаг и т.д.[1055].
Что же произошло? Какие силы возродили величие Англии?
Все началось с введения Лондоном для предотвращения девальвации фунта ограничений для английских банков на финансирование международных операций за пределами стерлинговой зоны. Банки обходили эти меры, выдавая долларовые кредиты за счет долларовых депозитов своих зарубежных клиентов, расположенных в офшорных филиалах. Именно они и создали международный евродолларовый рынок, свободный от государственного контроля.
Свое настоящее значение он приобретет: с окончанием кеннеди-раундов, способствовавших либерализации мировой торговли; отмены Бреттон-Вудских соглашений, включивших американский «печатный станок»; с потоком «нефтедолларов», хлынувших после скачка цен на нефть и «радикального роста долларовых вкладов за пределами США из за постоянно увеличивающегося дефицита американского бюджета в годы Вьетнамской войны»[1056]. Приток евродолларов стимулировало появление в 1963 г. новых финансовых инструментов, которые представляли собой нерегулируемые офшорные еврооблигации на предъявителя, т.е. являлись идеальным средством ухода от налогов.
И Лондон вернул себе положение мирового финансового центра. По образному выражению исследователей британского империализма П. Кейна и Э. Хопкинса: «Наше доброе старое судно «Фунт стерлингов» шло ко дну, но Сити сумел взять на абордаж более мореходный и современный корабль «Евродоллар»»[1057]. Главным фактором, принесшим успех Сити, помимо развитой банковской системы, стало его весьма либеральное законодательство. Именно оно создало благоприятные условия для притока «евродолларов» в банки лондонского Сити.
Эти благоприятные условия включали в себя: освобождение счетов нерезидентов от налогообложения и обязательного резервирования, практически полное отсутствие государственного контроля и регулирования, а также сохранение секретности вкладчиков. Т.е. все те условия, которые являются определяющими для идентификации офшорных зон. Не случайно один из критиков данной системы Т. Бен назвал лондонский Сити «офшорным островом, ставшим на якорь на Темзе и обладающим свободой, которую многие другие офшоры были бы рады иметь»[1058].
Н. Шэксон в своей книге, посвященной офшорам, выделяет три слоя Британской офшорной сети: к первому относятся коронные владения: острова Джерси, Гернси и Мэн; ко второму – заморские территории Великобритании – 14 последних форпостов прежней Британской империи (Каймановы, Бермудские, Виргинские и т.п. острова, Гибралтар)[1059]; к третьему относятся офшорные зоны, не находящиеся непосредственно под британским управлением, но имеющие с Великобританией давние исторические связи (типа Гонконга). Более трети всех международных банковских активов, по оценкам исследователей, приходится на эту группу британских офшоров. Добавьте к этому активы лондонского Сити – и общая сумма составит почти половину банковских активов мира[1060].
Соединенные Штаты откровенно прозевали рывок своего основного конкурента. Политику Америки в то время определяли еще традиционные меркантилистские настроения, где наряду с протекционистскими пошлинами, действовали ограничения на экспорт капитала, дискриминация вкладов нерезидентов, по которым начислялись проценты по более низким ставкам по сравнению с внутренним рынком – «правило Q» ФРС (1937—1974 гг.). Сохранялся и относительный контроль над капиталом, введенный еще в период Великой депрессии и закрепленный в Бреттон-Вудских соглашениях. И в 1961 г. президент Кеннеди просил Конгресс принять такие законы, которые «стерли бы с лица земли» эти налоговые гавани[1061].
Однако постепенно отношение к офшорам в Америке стало меняться. Почему? Ответ давал расположенный в Женеве инвестиционный фонд Investors Overseas Services, который, по словам финансового редактора Sunday Times Ч. Роу, написанным в начале 1969 г., «сделал чудеса для платежного баланса США, закачав сбережения мира в американские облигации»[1062]. Либерализация финансового рынка и построение собственной американской «паутины» начнется с 1970-х годов.
Н. Шэксон подразделил американскую офшорную сеть также на три уровня:
Первый – федеральный: правительство страны с целью привлечение денег иностранцев обеспечивает соблюдение банковской тайны, а также предоставляет ряд налоговых и дерегулирующих льгот. Например, американские банки могут в законном порядке принимать деньги от некоторых преступлений вплоть до рэкета и рабовладения (если они совершены за рубежом)[1063]. В июне 1981 г. после того, как Р. Рейган въехал в Белый дом, арсенал США пополнился еще одним механизмом – «международными банковскими зонами», которые оказались настолько эффективны, что стали выкачивать деньги даже из традиционных офшорных зон[1064]. «Дельцы с Уолл-стрит от счастья потеряли дар речи, – пишет по этому поводу Р. Макинтайр. – Правила были специально придуманы для них – им позволяли с необыкновенной легкостью уходить от налогов…»[1065]. По мнению же журнала «Time»: «Неожиданно Америка превратилась в крупнейшую, и возможно, самую привлекательную налоговую гавань в мире»[1066].
Второй уровень американской офшорной сети составляют отдельные штаты, типа Флориды, Вайоминга и Невады, предлагающие свои офшорные приманки. Но даже на их фоне выделяется Делавэр, на него в 2007 г. пришлось 90% всех первоначальных открытых предложений ценных бумаг, эмитированных в США. Более половины всех американских компаний, акции которых котируются на бирже, и почти две трети крупнейших компаний, входящих в список Fortune 500, зарегистрированы в Делавэре[1067].
Третий уровень – сеть мелких офшоров сателлитов, таких, как Американские Виргинские, Маршалловы острова, Панама. Последние подбирают то, что осталось от собственно американских зон. Вот, например, какой вердикт вынес Панаме сотрудник Таможенного управления США: «Страна переполнена бесчестными юристами, бесчестными банкирами. Зона свободной торговли – черная дыра, из-за которой Панама стала одним из самых грязных корыт для отмывания самых грязных денег в мире»[1068].
Примеру США последовала Япония, в 1986 г. создавшая свой офшорный рынок по образцу американского. Двумя крупнейшими источниками иностранных инвестиций в Китай в 2007 г. стали Гонконг и Британские Вирджинские островов – офшоры, доставшиеся Китаю по наследству от Англии. Сингапур учредил свой финансовый центр в 1968 г., когда еще входил в стерлинговую зону, и специализируется на обслуживании индонезийских бизнесменов и чиновников. Крупнейшим источником иностранных инвестиций в Индию (более 43% общего объема) стал Маврикий, являющийся хоть и независимым государством, но входящим в британское содружество наций, а его высшей апелляционной инстанцией является Тайный совет Великобритании[1069]. В Европе с появлением Евросоюза второе дыхание получили старейшие офшорные юрисдикции мира, такие как Швейцария, Люксембург, Австрия, Нидерланды. У России офшор на Кипре стал почти официальным, на нем хранят деньги не только частные компании, но и по словам Д. Медведева, «государственные структуры»[1070].
Таким образом, при каждой сколько-нибудь крупной экономике сформировалась целая система офшорных правил и зон, направленных на привлечение свободных финансовых средств, гуляющих по миру. О масштабах средств, находящихся в офшорах, говорят, например, оценки Tax Justice Network, согласно которым в 2012 г. в офшорах скрываются активы по самым скромным оценкам на сумму в 21 трлн долл., что равно трети ВВП всей планеты[1071]. Суммарные офшорные депозиты составляют, по крайней мере, 9 трлн долл., что почти на 2 трлн превышает совокупные депозиты всех банков США, вместе взятых[1072]. Не случайно, Н. Шэксон приходит к выводу, что: «Система офшоров – нерв современной экономики»[1073].
Откуда же берутся эти огромные деньги? Источников несколько: и, прежде всего, как отмечает агентство Global Financial Integrity (GFI), это международные денежные потоки от криминала, коррупции и уклонения от налогов, которые составляют 1–1,6 трлн долларов ежегодно. Около 2/3 этой суммы происходит из развивающихся стран[1074]; сюда же относится трансфертное ценообразование международной торговли; средства, эмитированные собственной офшорной почти полностью нерегулируемой банковской системой; а также доходы самого офшорного бизнеса, специализирующегося главным образом на финансовых спекуляциях по всему миру.
Через налоговые гавани проходит, по меньшей мере, более половины мировой торговли[1075], более половины всех банковских активов и треть прямых инвестиций, которые многонациональные корпорации делают за рубежом[1076]. Примерно 85% международного банкинга и эмиссии облигаций происходит на еврорынке – не имеющей государственной принадлежности офшорной зоне[1077]. Офшоры играют главенствующую роль в инвестиционных и хедж-фондах[1078].
Почти все крупнейшие компании мира имеют офшорные филиалы. Например, из ста крупнейших компаний, входящих в индекс FTSE 100[1079], не имеют офшорных филиалов только две, а на 98 оставшихся приходится – 8 492 офшоров[1080]. В США, согласно данным Государственного управления налогового учета, в 2008 г. офшоры имели 83 из 100 крупнейших американских корпораций[1081]. В Европе, по данным агентства Tax Justice Network, офшорные филиалы имели 99 из 100 ведущих компаний. В офшорном бизнесе принимают активное участие крупнейшие мировые банки. В 2010 г. больше всего – $7 трлн – было укрыто с помощью UBS, Credit Suisse и Goldman Sachs[1082].

Мир офшоров стал живым воплощением либеральных идей М. Фридмана и Ф. Хайека: минимальные налоги, отсутствие регулирования и полная секретность. Не даром один из наиболее заметных последователей либерального фундаментализма Дж. Митчелл из фонда Heritage в 2009 г. в одной из очередных встреч на Капитолийском холме заявлял: «Налоговые гавани… являются форпостами свободы»[1083].
Для поддержки и популяризации этих форпостов, проводник либертарианских идей The Heritage Foundation совместно с Wall Street Journal публикует свой «Индекс экономической свободы». Казалось бы, человечеству для достижения всеобщего счастья остается лишь последовать за этими «форпостами», демонстрирующими превосходные экономические результаты: например, «для 157 стран коэффициент корреляции между «индексом экономической свободы» и доходом на душу населения составляет 0,65 – впечатляющий результат для такого разнородного массива данных», – отмечает А. Гринспен[1084].
Другой не менее яркий пример дает самая свободная экономика мира Гонконг, в 2012 г. занявшая первую строчку в «Индексе экономической свободы» 18-й год подряд! При этом Гонконг является абсолютным мировым лидером, которого просто не с кем сравнивать, по совокупному состоянию миллиардеров из списка Forbes 2012 г.[1085]. Гонконг вызывал восхищение Милтона Фридмана своим «динамичным и новаторским характером, который породили личная свобода, свободная торговля, низкие налоги и минимальное вмешательство со стороны правительства». И хотя Гонконг и не имеет демократии, – продолжал м. Фридман, он свободнее соединенных Штатов, потому что его правительство меньше вмешивается в экономику[1086].
Почему же остальные страны мира не бросятся наперегонки перенимать пример «самых свободных экономик мира»? Что удерживает их от обладания столь близким и доступным либертарианским счастьем?

Прежде то, о чем говорил М. Фридман, и на что указывал один из стойких приверженцев либертарианских идей С. Хэггард: «Хорошие вещи – демократия и экономика, ориентированная на свободный рынок, – не всегда совпадают»[1087]. Как оказалось на практике, в «самых свободных странах» демократии вообще не существует. «Более активное участие народа в управлении государством не всегда служит интересам свободы», – комментирует такую ситуацию один из апологетов неолиберализма Д. Лал[1088]. На деле в «самых свободных странах», отмечает Н. Шэксон, «грубый индивидуализм выродился в пренебрежение, и даже презрение к демократическим принципам и к обществу в целом»[1089].
На вторую причину указывает «впечатляющая корреляция между «индексом экономической свободы» и доходом на душу населения», о которой говорил А. Гринспен. Она действительно впечатляет, однако высокий доход на душу населения в самых «свободных странах» достигается не за счет превосходящего уровня производительности труда, а за счет перераспределения в их пользу мировых финансовых потоков, благодаря более низкому налогообложению и сохранению тайны вкладов. Подавляющее большинство стран-лидеров «Индекса экономической свободы» являются полными или частичными офшорами[1090][1091]. Н. Шэксон в связи с этим отмечает, что «стремительный рост офшорных финансов (происходит) за счет разорения соседей»[1092].
Президент Мексики Х. Портильо в 1982 г. так обрисовал суть проблемы: «Финансовая чума вызывает все большее опустошение во всем мире. И чуму эту разносят крысы. Последствия ее – безработица и нищета, банкротства промышленных предприятий и обогащение спекулянтов». Портильо обвинил «кучки мексиканцев… возглавляемые и поддерживаемые частными банками, которые вывозят из страны денег больше, чем вывезли из Мексики с незапамятных времен все империи»[1093]. Р. Беккер, глава GFI, называет возникновение офшорной системы «самой отвратительной после рабства главой всемирной экономической истории»[1094]. Офшоры стали орудием неоколониализма, выкачивающим ресурсы из развивающихся стран в страны – бенефициары офшорной паутины.
Однако со временем офшоры стали проблемой и для развитых стран мира, в том числе и самих Соединенных Штатов: только ежегодные налоговые потери последних от применения офшорных схем составляют почти 100 млрд долл.[1095] По словам сенатора К. Левина, «налоговые гавани ведут экономическую войну с США»[1096]. Но даже не в потерях бюджета заключается основной вред, наносимый офшорами, отмечает Н. Шэксон: «Главный компонент любой здоровой экономической системы – это доверие и ничто не разрушает ее сильнее, чем система офшоров»[1097]. Без доверия не может существовать ни одно государство.
Попытки ограничения деятельности офшоров начались с создания в 1989 г. на встрече «Большой семерки» в Париже Группы финансового противодействия отмыванию денег (FATF). В 1996 г. на саммите G7 президент Франции Жак Ширак призовет к «контролируемой глобализации». Вместе с канцлером Германии он настаивал на том, чтобы положить конец разорительной «гонке уступок» и поставить мировые финансовые рынки под более жесткий контроль. Но из-за противодействия со стороны США и Великобритании предложение было спущено на тормозах[1098]. В 1998 г. в докладе «Пагубная налоговая конкуренция» к борьбе с офшорами призовет ОЭСР. Против вновь выступят законодатели Соединенных Штатов, вместе с нобелевскими экономистами М. Фридманом и Дж. Бьюкененом. А министр финансов США О’Нил отзовется статьей, в которой заявит, что США «совсем не заинтересованы подавлять конкуренцию, которая и для правительственных, и для предпринимательских структур является созидательницей успеха», поэтому миссия ОЭСР «не согласуется с приоритетами нынешней администрации»[1099].
После терактов 2001 г. на волне борьбы с финансированием терроризма ОЭСР в 2002 г. удалось ввести «черный» список «не сотрудничающих налоговых гаваней», правда вместо 41-й, первоначально определенных юрисдикции, в него вошли только семь. Ситуация кардинально изменится лишь с началом кризиса 2008 г., когда конкуренция за деньги налогоплательщиков резко обострится. И уже в 2009 г. на встрече Большой двадцатки (G20) ОЭСР представит доклад, посвященный борьбе с офшорами, с всеобъемлющим «черным» и «серым» списком стран по степени соблюдения «международных стандартов обмена налоговой информацией». С этого времени борьба развитых стран с офшорами усилилась.
Настоящий прорыв будет сделан в США, где усиление этой борьбы связано с именем Б. Обамы, который еще в бытность сенатором стал в 2007 г. соавтором закона «О предотвращении злоупотреблений налоговыми гаванями» (Bill S. 681 ‘Stop Tax Haven Abuse Act’). Конгресс отклонил этот закон. Став президентом, Б. Обама начал борьбу с тактических мер, заставив UBC банк открыть счета американских вкладчиков, одновременно с объявлением в 2009 г. IPS амнистии добровольно «вышедшим из тени». В 2010 г. Обама перешел на стратегический уровень, несмотря на сопротивление крупнейших корпораций, проведя закон FATCA или Акт «Об обязательном раскрытии информации об иностранных счетах», который вступит в действие с 2015 г. Благодаря положениям этого акта, Соединенные Штаты становятся абсолютным мировым лидером в борьбе с офшорами…, но только для американских резидентов.
Не случайно, несмотря на то, что борьба с «налоговыми гаванями» очевидно уже начала давать свои результаты, США продолжают оставаться в пятерке мировых офшорных лидеров: согласно агентству Tax Justice Network, по индексу финансовой секретности Соединенные Штаты откатились с первого места в 2009 г. на пятое в 2011 г. А Великобритания с пятого на тринадцатое. На первое место в 2011 г. вырвалась Швейцария, став самой безопасной страной для тех, кто хочет скрыть информацию о своих банковских счетах и вкладах. Банковские активы Швейцарии оцениваются в 820% ВВП, для сравнения в Великобритании 460%. Свои места в пятерке лидеров сохранили Люксембург и Каймановы острова, к которым добавился Гонконг[1100].
Однако офшоры – это не только зло, они играют важную роль в переходе к глобальной модели развития. Указывая на их вклад, Н. Шэксон отмечает: «Система офшоров – своего рода первоклассная смазка, облегчающая движение капиталов по всему миру…»[1101] Но глобальная модель, едва появившись на свет, сразу вступила в непримиримое соперничество с национальной, последовательно разрушая ее. Проблема заключается в том, что в данном случае, без последней первая просто не может существовать. Офшоры могут процветать только за счет традиционных государств с развитой налоговой системой и госрегулированием. Если все государства мира сегодня вдруг дружно последуют за офшорными идеалами и станут образцовыми «свободными экономиками», то современная цивилизация будет погребена в хаосе и насилии в то же мгновение. Уже сейчас конкуренция с офшорами разрушает экономику традиционных государств.
Очевидно, подобный исход предвидел еще создатель Бреттон-Вудской системы Г. Уайт, который, как и Дж. Кейнс, настаивал на введении контроля и обеспечении прозрачности международного движения капитала[1102]. Категорически против подобных мер выступают последователи неолиберализма, которые утверждают, что ликвидация офшоров и усиление государственного регулирования приведет к снижению эффективности использования капитала, уничтожению свободы и гибели капитализма…
* * *
Перемены «несомненно придут, – утверждал в 1933 г. Дж. Кейнс, – когда накопленное богатство перестанет быть общественно значимым, глубокие изменения придут и в моральных установках. Мы сможем отбросить многие псевдоморальные принципы, которые преследовали нас в течение двухсот лет, когда мы возвели некоторые наиболее отвратительные свойства человеческой натуры в ранг наивысших добродетелей. Жажда денег как средства накопления, в отличие от способа достижения радостей и целей жизни, будет рассматриваться как то, чем она в действительности является – как болезненная страсть. Как одна из тех полууголовных и полупатологических склонностей, изучение которых с содроганием следует предоставить специалисту по душевным болезням.
Однако не спешите! Время еще не пришло. Еще сто лет мы должны притворяться, что черное это белое, а белое это черное, ведь в подлости есть польза, а в благородстве – нет. Так что ростовщичество, алчность и осмотрительность пока еще остаются нашими божествами» [1103] .

Столетний срок, отмеренный Дж. Кейнсом, подходит к концу, и человечество действительно оказалось на пороге каких-то неведомых, но неизбежных коренных изменений. Что ожидает нас в этом будущем?