Американская мечта

«Америка, укажи путь!» – такова не высказываемая вслух идея, которой весьма и весьма часто руководствуются европейские политики при рассмотрении основных проблем будущего человечества.
Г. Мартин, Х. Шуманн
Сегодня Соединенные Штаты остаются главной движущей силой и символом либеральной идеи. Америка является «единственной страной, где классическая либеральная традиция сохраняет политическую актуальность», она, по словам Д. Лала, представляет собой высшее воплощение капитализма. Кредо господствующего либерализма изложил в постскриптуме к своей работе «Конституция свободы» один из его наиболее выдающихся апостолов Ф. Хайек: «В основе позиции классического либерализма лежит смелость и уверенность, готовность позволить переменам идти своим чередом, даже если мы не можем предугадать, к чему они приведут».


И это кредо либерализма на протяжении последних четырех веков действительно стало основой для невероятного прогресса и развития человечества. Во главе этого движения стояли англосаксонские страны, которые шли первыми в промышленности, экономике, демократии, науке, их не смогли поколебать даже суровые штормы ХХ века. Наоборот, они усилили их. Но времена изменились.
Для того, чтобы понять, почему – необходимо взглянуть в историю и обратиться к условиям, способствовавшим их процветанию:
Англосаксонский мир со времен промышленной революции развивался в тепличных условиях отсутствия реальной внешней угрозы. Кроме этого, он обладал практически неограниченными природными ресурсами США – собственными, а Великобритания – самой большой колониальной империи в истории человечества. Добавьте к этому крайне благоприятные географическо-климатические условия, и вы получите идеальные возможности для развития цивилизации. Казалось бы, для непрерывного процветания этих двух самых свободных, самых демократичных, самых предприимчивых стран мира нет никаких преград. Однако неожиданно к концу XIX в. их благополучие оказалось под смертельной угрозой:
Описывая возникшие перед Англией проблемы, легендарный Сесиль Родс в 1895 г. говорил: «Я посетил вчера одно собрание безработных. Когда я послушал там дикие речи, которые были сплошным криком: «Хлеба, хлеба!» – я, идя домой и размышляя об увиденном, убедился более чем прежде в важности империализма. мы должны завладеть новыми землями для помещения избытка населения, для приобретения новых областей сбыта товаров, производимых на фабриках и в рудниках. Империя есть вопрос желудка. Если вы не хотите гражданской войны, вы должны стать империалистами»…[1203].
Описывая проблемы, возникшие в то же самое время по другую сторону океана, американский экономист и журналист Ч. Конант в статье «Экономическая основа «империализма» в 1898 г. указывал: «Неукротимое стремление к экспансии, которое заставляет растущее дерево преодолевать любые преграды…, как будто вновь ожило и ищет новые возможности для приложения американского капитала и американской предприимчивости». Империализм, утверждал Ч. Конант, является залогом того, чтобы «существующаяэкономическая система не оказалась потрясенной социальной революцией»[1204]. Сенатор А. Беверидж в том же 1898 г. предупреждал: «Будущие конфликты обязательно будут торговыми конфликтами – борьбой за рынки, торговой войной за существование»[1205].
В начале ХХ в. «американские профессора, писатели и ораторы на страницах серьезных журналов, с университетских кафедр и подмостков общественных собраний» уясняли народу, «что ни одно государство, как бы оно богато ни было, не может существовать исключительно своим богатствам… ему нужно получать питание извне. Этим питанием должна служить заграничная торговля, а образцовому разрешению питательного вопроса надо учиться у англичан… Внешние рынки – залог материального благополучия, внутреннего мира и высокого умственного развития»[1206].
Однако к концу XIX в. свободных рынков почти не осталось. Примером может служить Африка, где в 1876 г. колонии занимали лишь 10-ю часть Черного континента, а к 1900 г. – уже девять десятых! Полностью была захвачена Полинезия, а в Азии делили последнее не прибранное к рукам[1207]. Обострение конкуренции потребовало снижения себестоимости и издержек, новых технологий, а значит, перехода к массовому производству, к конвейеру Форда, к крупным корпорациям. Там, где возможности технического и управленческого прогресса были ограничены, сохранение прибылей обеспечивало только установление монополий.
Последнее явление достигло такого масштаба, что уже в 1890 г. Американский Конгресс был вынужден принять Антитрестовский акт Шермана, по которому разделу на дочерние компании подверглись такие монстры, как Northern Securities, Standard Oil of New Jersey и т.п. Правда Акт имел ограниченное применение и затронул лишь небольшое количество монополий.
И в 1912 г. в послании Конгрессу президент У. Тафт выдвинет новую инициативу, направленную на стимулирование экономической экспансии, получившую название «дипломатии доллара» и знаменовавшую собой наступление эпохи неоколониализма. По словам президента, новая политика отличается тем, что предусматривает «замену пуль долларом. Это является попыткой, открыто преследующей цели расширения американской торговли…»[1208] Но ничего не помогало, европейские и азиатские империи уступать своих позиций не собирались.
Но вдруг произошло чудо – в Европе началась мировая война. «Потоки крови, пролитой в годы первой мировой войны, – отмечал У. Фостер, – создали благодатную почву для процветанияи роста промышленности США…»[1209] Первая мировая увеличила экспорт из США почти в 4 раза![1210] «Чтобы понять, до какой степени война обогатила Соединенные Штаты, – писал Е. Тарле, – достаточно сказать, что от начала существования этого государства до начала войны 1914 г., т.е. за 125 лет, в общей сложности, перевес вывоза из Соединенных Штатов над ввозом… исчислялся в 9 с небольшим млрд долл., а тот же перевес за время с августа 1914 г. до ноября 1918 г. равняется 10,9 млрд долл. Значит, эти 4 года и 3 месяца войны с точки зрения торгового баланса выгоднее для Соединенных Штатов, чем в общей сложности все 125 лет (1788—1914) всей их предшествующей истории…»[1211]. Мультипликатор экспорта трансформировал доходы от него в невиданный рост американского промышленного производства и частной прибыли.
Помимо экспорта у США был и собственный источник экономического взрыва. На его природу указывают данные статистики: к концу войны население США составляло всего 6% населения Земли, но оно производило 85% автомобилей, почти 70% всей нефти, больше половины чугуна и стали. И если, по словам Дж. Кейнса, «германская империя была… построена углем и железом»[1212], то американская – нефтью и автомобилем. Количество автомобилей в США с 1914 по 1920 г. увеличилось с 1,8 млн, до 9,2 млн шт., а к 1929 г. – до 23 млн шт. Американцы называют тот период «автомобильной революцией». Однако главную роль здесь сыграла нефть, которую американцы, в отличие от европейцев, имели в изобилии[1213].
На вопрос, что значила нефть для американской экономики, отвечал в 1933 г. министр внутренних дел и руководитель нефтяной администрации в правительстве Ф. Рузвельта – Г. Икерс «Нет сомнений в нашей абсолютной и полной зависимости от нефти, мы прошли из каменного века в бронзовый, железный, индустриальный, а теперь век нефти. Без нефти американская цивилизация в том виде, как мы ее знаем, не могла бы существовать»[1214].
Первая мировая перевернула и финансовый мир. Эмигрировавший из революционной России великий князь Александр Михайлович в те дни писал: «В соединенных Штатах произошло одно коренное изменение… американские финансисты, занимавшие прежде деньги в лондоне, париже и в амстердаме, оказались сами в положении кредиторов»[1215][1216]. Другой эмигрант – Вильгельм II добавлял: «Америка извлекла из (Первой) мировой войны значительные выгоды: она сосредоточила у себя почти 50% всего мирового золотого запаса, и теперь уже не английский фунт, а американский доллар определяет валютный курс во всем мире…»[1217]
Последствия этого мирового финансового переворота еще до выступления США в войну в декабре 1916 г. предскажет один из богатейших промышленников России М. Рябушинский: «Американцы взяли наши деньги, опутали нас колоссальными долгами, несметно обогатились; расчетный центр перейдет из лондона в Нью-Йорк. У них нет науки, искусства, культуры в европейском смысле. Они купят у побежденных стран их национальные музеи, за громадный оклад сманят к себе художников, ученых, деловых людей и создадут себе то, чего им не хватало»[1218].
Однако Первая мировая война закончилась, европейские страны быстро восстанавливали свою промышленность и латали свои империи. Перед Соединенными Штатами вновь встали те же проблемы жизни и смерти: спроса, т.е. рынков сбыта, особенно в новых стремительно растущих секторах экономики. Решение проблемы нашли General Motors и Dupont, которые в 1919 г. предложили покупать автомобили в рассрочку. Вместо банка они создали General Motors Acceptance Corporation (GMAC). За ними последовали другие производители потребительских товаров. В результате к 1929 г. более 75% всех автомобилей и почти 50% бытовой техники было продано в рассрочку. Общая сумма потребительского кредита к 1929 г. составила 7 млрд долл. При этом количество непогашенных потребительских кредитов с 1925 по 1929 гг. более чем удвоилось с 1,38 млрд до почти 3 млрд долл.[1219]
Федеральный резерв, помогая промышленникам, снижал ставки, активно накачивая экономику деньгами, и расширил кредит с 1921 по 1929 гг. почти на 60%. Казалась бы, золотая жила найдена, и процветание будет бесконечным. Однако счастье оказалось недолгим, доступные рынки скоро насытились продукцией, что, как по учебнику, привело к «снижению доходности капитала». В поисках прибыли капитал бросился на фондовый рынок. В результате, если продукция реального сектора экономики выросла за 1920-е гг. примерно в 1,5 раза, то доходы финансистов и фондовых спекулянтов – в 3-4 раза. Финансовый сектор в полном соответствии с теорией вытеснял реальный.
Г. Форд отмечал наступление этих изменений уже в 1922 г.: «Посредством господства над кредитом банкиры практически властвуют в обществе… могущество банков за последние 15-20 лет – и особенно со времен войны – выросло неимоверно…», при этом «банкиры мыслят исключительно категориями денег. Для них предприятие выпускает не товар, а деньги… составить состояние при помощи финансовых махинаций намного легче, чем организацией и налаживанием эффективного производства…»[1220] Война, продолжал Г. Форд, «продемонстрировала все дефекты, присущие нашей финансовой системе, но нагляднее всего она продемонстрировала неустойчивость бизнеса, в основе которого лежат только деньги… существующая система придет в упадок сама собой, поскольку ей не на чем будет держаться»[1221].
Система рухнет в октябре 1929 г. с началом Великой депрессии. Никакие меры спасения экономики не помогали. Реформы Ф. Рузвельта лишь до времени удерживали Соединенные Штаты на краю пропасти. Возрождение американской экономики начнется только с приближением очередной мировой войны в Европе.
«Ветер войны» пришел в Америку с потоком золота, хлынувшим из Европы, уже чувствовавшей дыхание приближающихся испытаний[1222]. Современные экономисты Ф. Грэм и Ч. Уиттлси назвали происходившее «золотой лавиной»: с 1900 по 1913 гг. в США запас монетарного золота рос в среднем примерно на 70 млн долларов в год, с 1934 по 1939 гг. минимальный годовой прирост американского золотого запаса составил 1100 млн долларов[1223]. К началу Второй мировой около 60% всего мирового запаса монетарного золота находились в США, (в 1929 г. – 38, в 1913 г. – 23%)[1224]. Американский Минфин был даже вынужден «тормозить приток золота» во избежание чрезмерного усиления доллара[1225]. Начавшаяся война дала доллару работу:
К концу 1944 г. безработица снизится до 1,2% от трудоспособного населения – рекордно низкий уровень в истории Америки. ВВП США за 5 лет войны, с 1939 по 1944 г., вырастет в полтора раза с 88,6 до 135 млрд долл. – 8,8% ежегодного роста! Но и это было только началом. Война разорит конкурентов и взломает барьеры европейских колониальных империй. И всего за десять лет с 1950 по 1960 г. американский экспорт и валовые накопления основного капитала вырастут в два раза. Д. Мойо назовет этот этап развития США «великой американской интервенцией», в результате которой «Мир (теперь) принадлежал им»[1226].
Восстановление европейской промышленности спустя всего 20 лет после окончания Второй мировой войны приведет к тем же последствиям, что и после Первой, – к обострению проблемы рынков сбыта. До этого она будет решаться за счет появления на свет «общества всеобщего благосостояния», т.е. перераспределения доходов в пользу среднего класса, являющегося основным источником массового спроса, и последовательного снижения торговых барьеров, открывающего внешние рынки сбыта.
Традиционный механизм развития исчерпает себя ко второй половине 1960-х гг., и тогда мир вступит в полосу стагфляции. Постепенный переход на новый этап развития начнется с начала следующего десятилетия: в 1972 г. в работе американского экономиста С. Хаймера «Многонациональные корпорации и закон неравномерного развития» впервые появится термин «глобализация»: «Ныне европейские корпорации, будучи производным продуктом возросшего размера и будучи реакцией на американское вторжение в Европу… переключают внимание с национального производства на глобальное и начинают «смотреть на мир, как на устрицу»». В том же 1972 г. президент США Р. Никсон уже был в Китае.
Запуск механизма «глобализации» потребовал изменения экономической модели соединенных Штатов, теперь главным двигателем развития станет не расширение рынков сбыта национальной продукции, а увеличение собственного потребления за счет снижения издержек от импорта. Начало реализации этой политики положит Р. Рейган, с приходом которого Америка превратилась в страну потребления, вся задача сводилась теперь к расширению внутреннего рынка сбыта за счет снижения сбережений и увеличения кредитования. Правда в 1987 г. эта политика приведет к кризису, который казалось, должен был стать последним в истории американской демократии. Но тут в очередной раз произошло чудо – Америка одержала полную победу в холодной войне, и именно с этого момента двигатель глобализации смог заработать на полную мощность.
Но уже к концу ХХ в. у него начались перебои: «Между последними десятилетиями XIX и XX веков существуют довольно мрачные параллели… – отмечает даже такой последовательный либертарианец Д. Лал. – Однако история не повторяется», оптимистично заключает он[1227]. История действительно не повторяется, но только по форме, а не по содержанию, в противном случае все общественные предметы, в том числе и история, и экономика являлись бы не науками, а чистым шарлатанством.
В начале XXI в. глобализация перестала быть двигателем роста развитых стран, о чем свидетельствует, например, динамика их промышленного роста и внешней торговли. И хотя развивающиеся страны пока еще испытывают эйфорию от свалившегося на них счастья глобализации, но и перед ними уже маячат ее пределы. Развитие человечества вновь уперлось, но уже не в границы отдельных стран и империй, а всей планеты, и возможностей для дальнейшего расширения цивилизации уже больше не существует, эмансипировать больше некого и нечего.
Что же будет дальше?