Процентная ставка ФРС и предвыборная кампания в США

Тема процентной ставки ФРС стала важной в ходе нынешней предвыборной кампании в США. Еще в начале президентской гонки в августе 2015 года Дональд Трамп выразил свое отношение к процентным ставкам. Он заявил, что как представитель бизнеса (в сфере недвижимости) он, конечно же, любит низкие процентные ставки, так как они позволяют получить дешевое финансирование и обеспечивают рост активов. Но как будущий президент он обеспокоен политикой Федеральной резервной системы США, поддерживающей в течение многих лет низкие и даже нулевые процентные ставки.

В интервью агентству Bloomberg миллиардер тогда заявил: «С точки зрения страны, я не уверен, что [нулевые процентные ставки] хорошая вещь, потому что я действительно думаю, что мы создаем пузырь». И хотя у Трампа внушительный пакет акций, стоимость которых растет благодаря политике «дешевых» денег ФРС, он считает ее опасной. Дональд Трамп использовал такой прием, как сравнение нынешнего руководителя ФРС США Джанет Йеллен с Полом Волкером, председателем ФРС времен президента Рейгана. Трамп без колебаний отдал пальму первенства второму, поскольку Пол Волкер агрессивно поднимал процентные ставки для борьбы с инфляцией в начале 1980-х годов, (http://ktovkurse.com/mirovaya-ekonomika/donald-tramp-frs-sozdala-puzyr-kotoryj-mozhet-lopnut).
Призыв Трампа к повышению процентных ставок потребовал от него объяснения по вопросу о том, как миллиардер собирается бороться с негативными последствиями такой меры. Трамп прекрасно понимает, что повышение процентной ставки неизбежно увеличит расходы правительства на обслуживание суверенного долга США. Тема процентных платежей по госдолгу действительно является довольно острым вопросом для американского бюджета. После финансового кризиса 2008 г. официальный госдолг США вырос почти в 2 раза. По данным Минфина США, по состоянию на 4 мая 2016 г. госдолг составляет 19,2 трлн. долл. по сравнению с 10,0 трлн. долл. в 2008 г. В настоящее время в федеральном бюджете процентные платежи составляю относительно скромную сумму в 250 млрд. долл. (оценка на 2016 год). При более высоких процентных ставках они могут сначала удвоиться. По оценкам Управления Конгресса США по бюджету (Congressional Budget Office, CBO) процентные ставки по 10-летним трежерис превысят 4 % в 2019 г. (по сравнению с текущими значениями в 1,76 %). Это официальные прогнозные оценки. По оценкам неофициальным, процентные ставки по казначейским бумагам могут и утроиться. Процентные расходы могут стать главной статьей федерального бюджета, даже более крупной, чем расходы на оборону. Львиная доля налогов со временем может идти лишь на обслуживание долга.
Как известно, Трамп нарушил существовавший до сих пор принцип «политкорректности», начав называть все своими именами. Он громогласно заявил, что Америка катится к дефолту по суверенному долгу. В начале мая Трамп заявил: «У нас огромный долг. Сегодня мы выплачиваем проценты по нему по очень низкой ставке. Что произойдет, если процентная ставка вырастет на 1, 2, 3, 4 %? У нас просто не будет страны. Если посмотреть на цифры по нашему долгу, они шокируют. Что мы будем делать со всеми нашими долгами перед всеми нашими кредиторами, когда ставки начнут расти и внезапно нам придется выплачивать по ставке на 2 % выше? Рост даже на 1 % уже будет ударом для нас. Ну а если рост составит 2, 3, 4,5 %? Это реальная дилемма, и нам надо быть очень и очень осторожными, для того чтобы разрешить ее. И я понимаю это. Я – король долга. Я действительно люблю долги. Я люблю их. Я люблю играть с ними. Но когда речь идет о госдолге США, мы говорим о довольно хрупкой ситуации, действовать в которой надо очень, очень осторожно. Я не отказываюсь от долгов. Мы будем брать долги и дальше, но с условием: если экономика США резко замедлится или начнется резкий рост процентных ставок, мы сможем договориться с нашими кредиторами. Я не хочу проводить реструктуризацию гособлигаций США. Но я думаю, мы можем добиться определенного дисконта в долговых платежах» (http:// www.vestifinance.ru/articles/70618).
Несмотря на кажущийся радикализм предложений Трампа по денежно-кредитным и финансовым вопросам, этот кандидат в президенты, меняет свои позиции по ходу предвыборной кампании. Если в августе 2015 года он безапелляционно заявил о необходимости повышения ставок ФРС, то в мае нынешнего года он уже говорил почти обратное.
В прошлом месяце все обратили внимание на эпатажное интервью, данное Трампом CNBC. Оно касалось руководителя ФРС США Джанет Йеллен. Миллиардер сказал, что он лично против этой дамы ничего не имеет, но когда придет в Белый дом, дождется завершения срока ее пребывания в ФРС и продления этого срока не поддержит. Правда, никто так и не понял, каковы причины и мотивы такого «кадрового решения» кандидата в президенты. Вот фрагмент этого интервью: «Ничего не имею против Джанет Йеллен (глава Федеральной резервной службы США). Думаю, что она делает свою работу, и я не имею ничего против нее. Она – человек низких процентных ставок, всегда ей была. Я тоже человек низких процентных ставок», (http://www.gazeta.ru/ business/news/2016/05/05/n_8596331.shtml).
В этом фрагменте наиболее интересна последняя фраза, из которой следует, что Трамп фактически поддерживает «заморозку» процентной ставки ФРС. Подобная непоследовательность и противоречивость заявлений миллиардера свидетельствует об одном: Трамп при всем его внешнем радикализме не имеет внятного представления о том, как Америку вывести из нынешнего финансово-экономического тупика.
Справедливости ради следует признать, что тем более такого представления не имеет Хиллари Клинтон, которая в своих предвыборных выступлениях боится даже касаться такой опасной темы, как процентная политика ФРС США.