JASTA – мина под Америку и мировую финансовую систему

Еще в мае нынешнего года сенат США проголосовал единодушно за принятие закона, который получил название JASTA (Justice Against Sponsors of Terrorism Act) – «Правосудие по отношению к спонсорам терроризма». Указанный акт дал право родственникам погибших в терактах и сентября американских граждан выдвигать иски против властей Саудовской Аравии с требованиями компенсации понесенного ущерба.
Далее история развивалась следующим образом. 9 сентября законопроект получил «зеленый свет» в палате представителей Конгресса США, стал законом и был передан на подписание президенту страны. 23 сентября 2016 г. президент США Барак Обама наложил вето на данную законодательную инициативу. Однако после голосования в среду, 28 сентября, Конгресс США впервые за 8 лет президентства Обамы преодолел его вето. В пользу закона проголосовали 97 человек, 1 – против.


Закон – не абстрактный документ, призванный «вообще» противодействовать терроризму и его покровителям, которые в законе названы «спонсорами». Он «привязан» к конкретному террористическому акту – 11 сентября 2001 года и своим острием направлен против Саудовской Аравии. На протяжении многих лет компетентные органы США проводили расследование трагических событий и сентября 2001 года, приведших к разрушению зданий Международного торгового центра в Нью-Йорке, других объектов на территории США и унесших жизни трех тысяч людей. Власти США опубликовали основную часть результатов расследований (общий объем официального отчета – более 800 страниц). Долгое время секретными оставались 28 страниц отчета, содержащих некоторые серьезные оценки и выводы. В этом году эта часть была обнародована. В ней указывается, что пятнадцать из 19 террористов, угнавших и направивших самолеты в Нью-Йорк, Пенсильванию и Вашингтон, были гражданами Саудовской Аравии.
На протяжении пятнадцати лет после трагических событий было много попыток со стороны отдельных граждан США, а также ряда страховых компаний (понесших серьезные убытки в результате выплаты страховых возмещений) подавать иски о возмещении ущербов в адрес Саудовской Аравии. Однако суды США вынуждены были отклонять подобные иски, ссылаясь на то, что иностранные государства (в том числе Саудовская Аравия) обладают суверенным иммунитетом. В 1976 году в США был принят даже специальный закон, подтверждающий иммунитет иностранных государств от исков в американских судах.
И раньше у президента и конгресса США возникали противоречия, но в случае JASTA можно использовать русскую поговорку: «Нашла коса на камень». Твердость «народных избранников», действительно, была подобна камню. И это несмотря на то, что аргументы Барака Обамы против JASTA были весьма серьезными.
В заявлении, которое сопровождало президентское вето, главным был обозначен следующий аргумент: закон подрывает принципы иммунитета суверенного государства, которые составляли основу международных отношений сотни лет. Еще в мае, когда законопроект получил поддержку в верхней палате Конгресса США, Обама заявил, что указанный акт создаст опасный прецедент и мощный эффект бумеранга: «Это проблема общего подхода Соединенных Штатов к взаимодействию с другими странами. Если мы создадим возможность в США для подачи индивидуальных исков против правительств зарубежных государств, то и граждане других стран также будут постоянно обращаться в свои суды с исками против США». Мысль американского президента тогда же поспешил поддержать и усилить министр иностранных дел Саудовской Аравии Адель аль-Джубейр. По его мнению, JASTA «лишает мир принципа суверенных иммунитетов, без которого мир международного права превратится в закон джунглей».
Кроме того, JASTA может привести к тому, что США потеряют важнейшего своего геополитического союзника на Ближнем и Среднем Востоке. Особые отношения Вашингтона и Эр-Рияда возникли в начале 70-х годов прошлого века в результате усилий Генри Киссинджера. Тогдашний государственный секретарь США провел переговоры с королем Саудовской Аравии. Были достигнуты договоренности о том, что Саудовская Аравия в обмен на военную и политическую поддержку США становится форпостом Вашингтона в ближневосточном регионе. Плюс к этому Эр-Рияд дал обещание, что поставки «черного золота» на мировой рынок будет осуществлять исключительно за доллары США, а долларовую выручку размещать в американских банках. И вот, сорок лет спустя, JASTA может разрушить эту конструкцию особых военных, политических и финансовых отношений США и Саудовской Аравии.
Разрушительные финансовые последствия JASTA могут выйти за пределы двухсторонних американо-саудовских отношений. Концепция JASTA предусматривает, что в случае отказа государства-спонсора терроризма от добровольного покрытия ущербов по решениям американских судов такое покрытие может осуществляться в принудительном порядке. Имеется в виду, что находящиеся в сфере влияния США активы государства-спонсора могут подвергаться арестам и конфискациям. Компенсации ущербов будут осуществляться за счет таких активов. В сфере влияния США могут находиться разные активы. В первую очередь, официальные валютные резервы других государств. Они могут иметь форму казначейских бумаг США, а также валютных депозитов в банках США. Во вторую очередь, это прочие ликвидные активы, которые размещены в американской финансовой системе и принадлежат государственным и негосударственным организациям страны-спонсора терроризма. В третью очередь, это различные физические активы (движимое и недвижимое имущество).
Если говорить о Саудовской Аравии, то на момент принятия закона JASTA в сенате США, по данным Эр-Рияда, международные резервы этой ближневосточной страны составляли 750 млрд. долл. Саудовская Аравия на протяжении многих лет входит в пятерку стран с самыми большими международными резервами (на первом месте находится Китай, на втором – Япония). Тогда же в мае Эр-Рияд заявил, что если закон JASTA войдет в силу, то Саудовская Аравия начнет распродажу своих международных резервов. Это была достаточно серьезная угроза. Существует риск дестабилизации доллара и рынка американских казначейских бумаг за счет выброса на рынок большого количества таких бумаг. На тот момент, правда, было неизвестно, какая часть международных резервов Саудовской Аравии приходится на доллар США, а также какую долю в долларовых резервах составляют казначейские бумаги. Многие полагали, что международные резервы Саудовской Аравии почти исключительно состоят из долларов в виде казначейских бумаг. Видимо, не без помощи лоббистов JASTA такая информация появилась. Как выяснилось, «не так страшен зверь, как его малюют». В мае, впервые почти за 40 лет, Минфин США раскрыл долю Саудовской Аравии в общем объеме американских казначейских облигаций. Оказалось, что в марте фактический лидер ОПЕК владел облигациями США на сумму в 116,8 млрд. долларов. Для сравнения: Китай на тот момент владел казначейскими облигациями США на сумму, превышающую 1,2 трлн. долл. А общий объем размещенных в международных резервах облигаций казначейства США составлял весной 6,25 трлн. долл.
Даже если бы саудовцы продали все свои американские бумаги, то это составило бы менее 2 процентов общего объема казначейских бумаг США, находящегося в руках иностранных держателей. Это данные на март 2016 года. С весны международные резервы Саудовской Аравии еще дополнительно «похудели». В сентябре, по данным Эр-Рияда, они были равны уже 555 млрд. долл. Видимо, объем казначейских бумаг США в составе международных резервов Саудовской Аравии также существенно уменьшился. Резервы активно расходуются для покрытия дефицита государственного бюджета страны, который в этом году запланирован в объеме 90 млрд. долл. (14,5 % расходной части бюджета). Плюс к этому резервы «сжигаются» для поддержания курса национальной валюты (риала), который после многих лет завидной стабильности, начинает «проседать». Центральный банк Саудовской Аравии поддерживает курс риала на уровне 3,75 по отношению к доллару США. Однако ходят слухи, что денежные власти страны могут отправить его в «свободное плавание». Саудовская Аравия планировала провести размещение долговых бумаг на сумму 10–15 млрд. долл. на мировом рынке. Однако сейчас инвестиционный рейтинг страны падает и размещение отложено на неопределенный срок. Кстати, эксперты не исключают, что снижению инвестиционного рейтинга Саудовской Аравии способствует дядя Сэм, который оказывает влияние на большую тройку рейтинговых агентств. Принятие JASTA обрушило фондовый рынок Саудовской Аравии. Из Эр-Рияда последовали первые гневные протесты и угрозы в адрес Вашингтона (http://english.aawsat.com/2016/10/article55359479/former-u-s-officials-saudi-arabia-options-fight-jasta).
Хотя ответные акции саудовцев вряд ли смогут нанести смертельный удар доллару США и долговым бумагам американского казначейства. Но мир насторожился. Другие страны прекрасно понимают, что завтра на месте Саудовской Аравии могут оказаться они. Поэтому можно ожидать, что дальнейшего наращивания долговой пирамиды США за счет размещения казначейских бумаг за пределами Америки не будет. Более того, уже с весны наблюдается аккуратный и незаметный сброс этих бумаг Китаем и рядом других стран. JASTA – серьезная мина замедленного действия под ту валютно-финансовую систему, которая закладывалась еще в 1944 году на конференции в Бреттон-Вудсе.
В общем, складывается впечатление, что в отношениях между Вашингтоном и Эр-Риядом наступило серьезное охлаждение. Оно грозит перейти в «заморозки». Видимо, в Вашингтоне сейчас происходит формирование новых подходов к отношениям со странами Ближнего и Среднего Востока, где Эр-Рияду отводится далеко не первое место.
JASTA – лакмусовая бумажка, отражающая эти изменения. Барак Обама – видимо, последний за четыре десятилетия президент США, который исходил из того, что Саудовская Аравия – главный геополитический союзник Америки на Ближнем Востоке. А новому президенту придется учитывать те новые тенденции в мировой политике и финансах, которые закладывает JASTA. Правильнее, сказать, что JASTA закладывает мировой хаос.
P.S. События, изложенные выше, продолжают стремительно развиваться. Как сообщило агентство «Блумберг», американка Стефани Росс Десимон, сразу же после вступления в силу закона JASTA подала в суд Вашингтона на Саудовскую Аравию. Она требует компенсации материального и морального ущерба от потери супруга, который погиб во время террористической атаки 11 сентября 2001 года, Суд исковое заявление принял (http://www.huffingtonpost.com/james-zogby/jasta-irresponsible-and-d_b_12269448.html).