Фонд Клинтонов как деструктивный фактор американской политики

Предвыборная президентская гонка 2016 года в США уникальна. Оно отличается от предвыборных кампаний последних десятилетий многими особенностями. Главная из них: кандидат от Республиканской партии Дональд Трамп оказался «несистемным» человеком, что внесло сумятицу в отработанный десятилетиями процесс выборов. Еще одной отличительной чертой 2016 года стало то, что главные претенденты на кресло хозяина Белого дома крайне мало времени уделили изложению своих программ. Да, по сути, таких программ и не было. Вместо этого всю свою энергию и способности они направляли на дискредитацию своего конкурента. Кампанию 2016 года смело можно назвать «войной компроматов». В этой войне, безусловно, выигрывал Трамп. Другое дело, что победа в «войне компроматов» отнюдь не есть гарантия победы на выборах.


Перед финишной прямой, как мы знаем, против Хиллари Клинтон было задействовано два мощных компромата, которые спровоцировали два громких скандала (в американских СМИ их называют «октябрьскими скандалами»). Первый из них назвали «почтовым скандалом» (служебная переписка Клинтон в период ее нахождения на посту государственного секретаря с домашнего компьютера и последовавшая за этим утечка важной секретной информации). Второй скандал связан с благотворительным фондом Клинтонов. Важнейшую роль в этих скандалах сыграло Федеральное бюро расследований США (ФБР). Это ведомство то начинало, то резко прекращало расследования по этим двум историям. Что закономерно вызвало подозрение у общественности, что кто-то дергал за ниточки и управлял действиями указанной американской спецслужбы.
Как бы там ни было, вброс пикантной информации произошел, она застряла в памяти общественности и политиков. Поэтому независимо от исхода голосования на президентских выборах скандалы будут оказывать влияние на последующую политическую жизнь в США и поведение обоих кандидатов в будущем. Если обитателем Белого дома станет Трамп, он, согласно своим обещаниям, будет добиваться полного расследования по обеим историям и привлечения Хиллари к ответственности. Если хозяйкой Белого дома на следующий срок станет дама, то она будет крайне ограничена в своих действиях на посту президента, так как над ней будет висеть «дамоклов меч» продолжения расследований (и даже импичмента). Дама и раньше была послушным политиком, исполнявшим все указания банков Уолл-стрит и прочих реальных «хозяев жизни». А после скандалов 2016 года она будет себя вести как «мышь под веником». «Октябрьским скандалам» помимо всего не позволят затухнуть периодические вбросы новых документов по каналам WikiLeaks (Джулиан Ассандж сказал, что пока обнародовано лишь около 20 % всей переписки Хиллари Клинтон).
Предвыборная кампания 2016 года интересна тем, что она приоткрыла непосвященным некоторые секреты того, как устроена и как функционирует политико-экономическая система США. Хочу в этой связи подробнее остановиться на второй истории, связанной с фондом Клинтонов (ФК). Источников информации по данной теме много. Первые серьезные «выстрелы» по фонду были проведены серией публикаций в The Wall Street Journal в начале 2015 года, т. е. еще до того момента, когда стартовала предвыборная кампания. Авторы наиболее звучных публикаций – Джеймс Грималди (James V. Grimaldi) и Ребекка Бальхаус (Rebecca Ballhaus). В частности, ими были подготовлены статьи: «Многогранные связи Хиллари Клинтон с корпорациями» (http:// www.wsj.com/articles/clinton-charity-tapped-foreign-friends-1426818602), «Клинтоны-благотворители приобрели иностранных друзей» (http://www.wsj.com/articles/clinton-charity-tapped-foreign-friends-1426818602) и др.
На сегодняшний день наиболее полную картину деятельности фонда дают обзоры, подготовленные бывшим финансовым аналитиком Уолл-стрит Чарльзом Ортелем. Он еще в годы финансового кризиса 2007–2009 гг. провел ряд блестящих расследований, в частности, помог разобраться в запутанной криминальной истории по спасению властями США страхового гиганта AIG. Фондом Клинтонов Ортель занимается на протяжении последних полутора лет. Результаты своих исследований-расследований он публикует в виде последовательных частей общего документа, имеющего название «FALSE PHILANTHROPY. Summary Review of Selected Intentionally False Representations in Clinton Foundation Public Filings» (http://www.zerohedge.com/news/2016-09-07/clinton-foundation-charity-fraud-epic-proportions-analyst-charges-stunning-takedown). Примерный перевод на русский язык: «ФАШИВАЯ ФИЛАНТРОПИЯ. Итоговый обзор избранных публичных фальсификаций публичной отчетности Фонда Клинтонов». На данный момент опубликовано три части документа, последняя была обнародована в сентябре.
Повторю общие сведения о фонде Клинтонов (Clinton Foundation). Это некоммерческая корпорация, учрежденная в 1997 году, занимающаяся финансированием филантропической деятельности в таких областях, как всемирное здравоохранение, ликвидация последствий стихийных бедствий, права женщин, экономический рост и изменения климата. Первый офис фонда появился в штате Арканзас – там, где Билл был в свое время губернатором. Затем, когда фонд стал расширять свои операции, был открыт второй офис в Нью-Йорке (это произошло после того, когда Хиллари стала сенатором от штата Нью-Йорк в 2001 году). Обратим внимание, что ФК был создан вскоре после того, как Билл Клинтон вторично занял кресло президента США. Налицо конфликт интересов. Отчасти остроту этого конфликта удалось отчасти смягчить за счет того, что «на хозяйство» в ФК была поставлена жена Билла Хиллари Клинтон. Второй раз конфликт интересов возник в 2009 году, когда Хиллари должна была занять пост государственного секретаря США. Хиллари согласилась отделить свою деятельность в Государственном департаменте от деятельности Фонда. Тем не менее, у некоторых консерваторов остались подозрения, что кое-где эти два направления деятельности Хиллари Клинтон пересекаются.
Теперь приведу некоторые «детали» из расследования Ортеля. Фонд зарегистрирован как общественная благотворительная организация, причем с особо привилегированным статусом. Она, в частности, неподконтрольна органам надзора за хищениями, в отличие от многих других частных благотворительных структур. Примечательно, что фонд не занимается раздачей грантов, он сам при необходимости нанимает персонал для решения благотворительных задач и оплачивает сопряженные с этим расходы. Проще говоря, не выпускает денег из своих цепких рук. Членами совета директоров фонда в настоящее время являются Билл Клинтон и его дочь Челси. Кроме того, в разные годы в организации работали люди, которые сейчас входят в штаб Хиллари Клинтон, в частности глава этого штаба Джон Подеста.
Тот Фонд, который зарегистрирован в США – лишь верхняя часть айсберга. Фактически есть еще подконтрольные структуры, наиболее важные из них Clinton Health Access Initiative и the Clinton Global Initiative, а также зарубежные филиалы Фонда. Кроме того, фонд участвует в различных международных благотворительных проектах не в качестве донора, а в качестве управляющей структуры. Все это в совокупности называется «Благотворительная сеть Клинтонов» (Clinton Charity Network).
Общая сумма средств, полученная фондом от разных доноров за годы его существования, равна примерно 2 миллиардам долларов. Но это без учета того, что ФК управлял многими проектами, в которые вкладывали деньги другие американские и международные фонды. Фонд, в частности, занимался координацией благотворительной деятельности американских корпораций. Проект получил название Clinton Global Initiative. Фактически фонд контролировал суммы, измерявшиеся миллиардами долларов.
Даже такой опытный аналитик, как Ортель, затрудняется точно сказать, какая часть всех полученных фондом средств была направлена на решение «уставных задач». Но очевидно, что крохи. Есть данные лишь по некоторым годам. В 2013 году фонд получил в виде пожертвований на сумму 140 млн. долл., а на реализацию своих непосредственных благотворительных целей израсходовал лишь 9 млн. долл. Остальное составили административные, транспортные расходы, заработная плата, бонусы своим сотрудникам. Как отмечает Ортель, в связи с такой «эффективностью» работы в 2015 году ФК попал в поле зрения надзорных органов, контролирующих бесприбыльные организации, получив от них статус «проблемного».
Хотя Клинтоны постоянно заявляли, что они не получают жалованье в ФК, однако выгоды от него они получали и получают с избытком – в «натуральном виде». Речь идет об оплате транспортных расходов (включая личные самолеты), проживание в дорогих гостиницах, организация приемов и других мероприятий, повышающих «рейтинг» учредителей фонда. Косвенно все это можно квалифицировать как вклад в предвыборную кампанию Хиллари. Взять хотя бы транспортные расходы. С 2003 по 2012 год они составили 50 млн. долл. По 5 млн. долл. в среднем на год.
Ортель – въедливый бухгалтер. Он провел анализ всех первичных документов, которыми оформлялись операции дочек, филиалов, совместных предприятий ФК и попытался составить консолидированную финансовую картину деятельности «благотворительной империи» Клинтонов. Сравнил свою картину с официальной отчетностью ФК. Получилось, что за период 2010–2014 гг. выявлено «несоответствий» на общую сумму 225 млн. долл. Образно говоря, указанная сумма «растворилась в воздухе». А главное – с этой суммы не были заплачены налоги в американскую казну.
Согласно экспертной оценке Ортеля, около 40 % всех поступлений в ФК – из-за границы. Даже когда Хиллари занимала должность государственного секретаря, поток из-за границы не иссяк. Фонд перестал получать деньги от правительств, но теперь он стал получать их от иностранных граждан и частных компаний. Правда, выяснилось, что эти частные лица всегда были тесно связаны с правительствами своих стран. По разным оценкам, пока X. Клинтон находилась на посту государственного секретаря, ФК получил из-за границы от 34 до 68 млн. долл. (от частных лиц и частных компаний). Плюс к этому зарубежные доноры за эти 4 года напрямую направили 60 млн. долл. на реализацию тех проектов, которые уже поддерживались фондом Клинтонов.
Что касается внутренних спонсоров ФК, то это, прежде всего, банки Уолл-стрит и те корпорации, интересы которых Хиллари продвигала на международной арене, когда находилась на посту государственного секретаря США. По оценкам Ортеля, Хиллари в общей сложности оказывала содействие шести десяткам американских корпораций и банков. Ортель обращает внимание, что «опекаемые» Клинтонами банки и корпорации выражают свою «благодарность» не только в форме пожертвований в ФК, но также передавая солидные суммы лично Клинтонам. Чтобы все было «законно», они оформлялись в виде «гонораров» за выступления и лекции. За время нахождения на посту государственного секретаря дама получила 26 млн. долл. (в среднем по 250 тысяч за одну «лекцию»). Примечательно, что при таких «карманных деньгах» Хиллари не заплатила из своего кармана ни одного цента за свою предвыборную кампанию (для сравнения: личные расходы Трампа составили 52 млн. долл.).
В Америке осенью этого года подняли вой по поводу «русского следа» в предвыборной кампании. Мол, во всем виновата Россия, которая по каналам своих спецслужб вбрасывает разные фальшивки и придуманные компроматы. Дошли даже до того, что директора ФБР стали подозревать в том, что он агент российской разведки. Что, мол, своими расследованиями Фонда Клинтонов он подрывает безопасность США и действует в интересах Путина. А почему бы не посмотреть на документы ФК для того, чтобы увидеть реальные следы? Американские журналисты и финансовые аналитики типа Ортеля наглядно демонстрируют нам эти следы. Крупнейшими иностранными донорами ФК оказались многие страны Ближнего и Среднего Востока. На первом месте стоит Саудовская Аравия. Далее это Бахрейн, Марокко, Катар, Кувейт, Оман, Бруней, ОАЭ. Между прочим, во многих перечисленных странах имеются серьезнейшие нарушения демократии (по американским меркам). Эксперты полагают, что получение фондом денег от восточных «деспотов» означает серьезное нарушение этических и даже юридических норм. Отношения ФК со многими обозначенными странами порождали серьезные последствия. Наверное, неслучайно, за четыре года нахождения Хиллари в Госдепе она вместе с Бараком Обамой сумела добиться одобрения поставок оружия в Саудовскую Аравию на рекордную сумму 1,4 трлн. долл.
Многие политики и общественные деятели знают о том, что ФК – мощнейший лоббист интересов иностранных государств в Вашингтоне. Билл Аллисон, аналитик из общественной организации The Sunlight Foundation (занимается вопросами контроля в ходе выборов) рассуждает: «Если иностранные деньги приходят в Фонд Клинтонов, возникает вопрос: должен ли президент оказывать содействие иностранному бизнесу, иностранному правительству, иностранному гражданину? И вы не можете позволить этого в американской государственной системе, где предполагается, что президент представляет американский народ» (http://www.zerohedge.com/ news/2016-09-07/clinton-foundation-charity-fraud-epic-proportions-analyst-charges-stunning-takedown).
В начале ноября бывший финансовый аналитик крупнейших западных бирж, в том числе на Уолл-стрит, Майкл Ферстейн в интервью агентству Sputnik сделал громогласное заявление: фонд экс-президента США Билла Клинтона и кандидата в президенты от Демократической партии Хиллари Клинтон представляет собой коррупционную систему для взяток по всему миру. «Фонд Клинтонов – нелегальный международный фонд взяток для деспотов и диктаторов и используется для продажи услуг и доступа к Вашингтону. Такой маскировки в истории еще не было, и СМИ США не желают освещать это», – считает Ферстейн. Ферстейн обратил внимание на приоритетные позиции Саудовской Аравии в Фонде Клинтонов: «В то же время Хиллари и Фонд Клинтонов набивали свои карманы «пожертвованиями» из Саудовской Аравии. Саудовская Аравия – крупнейший ее жертвователь…» (https://sputniknews.com/us/201611051047098332-clinton-foundation-tyrants-financing/).
Одним из наиболее крупных жертвователей в ФК оказался украинский олигарх Виктор Пинчук. По данным Wall Street Journal, фонд миллиардера пожертвовал в фонд Клинтон порядка 8,6 миллиона долларов. Это только по линии фонда Пинчука. А вместе с его личными взносами «набегает» около 14 млн. долл. В документах ФК нет даже намека на то, что физические или юридические лица Российской Федерации делали взносы в ФК. Зато «украинский след» виден невооруженным глазом. Но американские СМИ предпочитают не обсуждать эту тему. Между тем, наверное, не все можно понять в политике США в отношении Украины без учета фактора ФК.
Интересна оценка Ортелем истинных масштабов деятельности «благотворительной империи» Клинтонов. Он полагает, что каждый доллар пожертвований в пользу этой империи создает выгоду для донора в размере нескольких десятков долларов. Поэтому за годы существования ФК он создал общий «экономический эффект» как минимум в 100 млрд. долл. Ортель подчеркивает, что это минимальная сумма, все выразить в деньгах нельзя. Позволю себе воспроизвести заключительную часть последнего (сентябрьского) обзора Ортеля: «Ни одно из структурных подразделений Благотворительной сети Клинтонов не контролируется опытными и независимыми управляющими, которые могли бы предотвращать возникновение конфликта интересов – в результате благотворительная деятельность Клинтонов регулярно используется для нелегального получения значительной «частной выгоды», а также для укрепления политических позиций крыла Клинтонов в Демократической партии. До тех пор, пока Генеральный прокурор штата Арканзас не назначит независимое расследование, общественность не получит представления о том мошенничестве, которое началось в родном штате Билла Клинтона и в Вашингтоне, а затем начало давать свои метастазы и распространяться по всему миру». Ортель не претендует на то, чтобы ответить на все вопросы, которые у него возникли в ходе изучения деятельности Фонда Клинтонов. Он задает эти вопросы самому себе, а также общественности и политикам.
1. Почему Благотворительной сети Клинтонов (БСК) было разрешено расширять свою нелегальную деятельность в период между 20 января 2001 г. и 20 января 2009 г., когда президентом США был республиканец Джордж Буш?
2. Почему администрация президента Барака Обамы с 20 января 2009 года по настоящее время позволяла БСК еще более расширять свою деятельность, которая была связана с нарушением штатных и федеральных законов США, а также законов других государств?
3. Почему администрация президента США не обратила внимания на то, что Хиллари Клинтон при вступлении в должность государственного секретаря США не подписала юридического обязательства, исключающего возможность возникновения конфликта интересов в связи с Фондом, а отделалась липовым «обещанием» не допускать такого конфликта?
4. Почему налоговая служба США до сих пор не принимает решения о проведении полноценного аудита ФК и БСК?
Ортель заключает: «Ответ неординарный и простой – в очередной раз американцы и регуляторы по всему миру пасуют перед стратегией, называемой «Большая ложь»».