Финансовые правила игры

Главный редактор WikiLeaks Ассанж в эксклюзивном интервью на RT сделал свой прогноз исхода выборов в США: «Трампу не позволят победить на этих выборах… Банки, разведка, ВПК, крупные иностранные компании и так далее – все они объединились вокруг Хиллари Клинтон» (https://www.rt.com/news/365299-assange-pilger-saudi-clinton/). Похоже, что это так.
В данном случае хотелось бы остановиться на банках. Почему они почти единодушно заняли сторону Хиллари Клинтон и жестко настроились против Дональда Трампа? Ведь мы знаем, что на протяжении послевоенной истории США банки и другие группы интересов всегда стремились проводить политику равномерного распределения «яиц» (финансовой и прочей поддержки кандидатов) по разным партийным «корзинам».

Сегодня же мы видим, что банки Уолл-стрит сделали ставку лишь на одну «корзину» – демократическую, которую представляет Хиллари Клинтон. На старте предвыборной кампании банки как раз прибегли к тактике равномерного распределения «яиц» между двумя партийными «корзинами» – демократической и республиканской.
Напомню, что финансовая поддержка политических партий и конкретных кандидатов в ходе предвыборной кампании в США осуществляется в нескольких формах:
1. Расходы из касс политических партий (каждая политическая партия имеет свою кассу, которая формируется с помощью партийных взносов и другими способами и из которой финансируется вся партийная деятельность).
2. Личные средства кандидата.
3. Частные индивидуальные пожертвования, сделанные гражданами США. Средства идут напрямую от граждан в фонд кандидата (во всех остальных случаях финансирования используются посредники).
4. Пожертвования граждан в фонды национальных комитетов партии (National Party Committee – РАС). Число таких комитетов (и фондов) исчисляется сотнями. Они могут быть корпоративными, профсоюзными, общественными и т. п. Важной особенностью РАС является то, что они переводят свои средства в фонд кандидатов, а не тратят их сами.
5. Взносы в независимые фонды для поддержки избирательных кампаний. Эти фонды принимают форму SuperPAC. Они появились недавно, деятельность фондов SuperPAC была легализована американским судом лишь в 2010 году. Указанные фонды не перечисляют полученные средства политическим партиям или кандидатам, а расходуют их по своему усмотрению. Практика показывает, что при афишируемой «независимости» фондов SuperPAC они тесно координируют свою деятельность с руководством политических партий и кандидатами на пост президента. Фонды SuperPAC активно были задействованы в предвыборной кампании 2012 года. Их статус дает им полную свободу финансировать акции не только в поддержку «своего» кандидата, но и акции против нежелательного кандидата (даже если таковой принадлежит к «своей» партии).
6. Фонды 501-с. Этим шифром обозначаются некоммерческие организации, которые подобно организациям SuperPAC имеют возможность создавать фонды (за счет пожертвований граждан, компаний и профсоюзов) и самостоятельно их расходовать на цели, связанные с выборными кампаниями. Они были легализованы в 2006 году и стали важным источником финансирования предвыборной кампании в 2012 году.
7. Прочие источники и способы финансирования. Среди них наиболее важным является государственное (бюджетное) финансирование (сначала праймериз, а потом основных выборов).
Каждая форма финансовой поддержки имеет свои строгие регламенты и ограничения, в том числе по величине денежных сумм. Например, фонды РАС могут перечислять в фонд кандидата не более 5 тысяч долларов на этапе праймериз, а в случае выдвижения кандидата на партийном съезде (летом) – еще 5 тысяч долларов. Плюс к этому можно перевести 15 тысяч долл. в партийную кассу. Обычно число всех видов РАС в США варьирует в диапазоне 4–5 тысяч. Получается, что используя механизм РАС максимум можно провести суммы, составляющие 100–125 млн. долл. Маловато, учитывая размах американских предвыборных кампаний.
Вот и появились «инновации» в сфере финансирования предвыборных кампаний в виде фондов SuperPAC и фондов 501-с. Как мы сказали, эти механизмы уже начали работать во время выборов президента в 2012 году. Тогда общие расходы на предвыборную и выборную кампанию были оценены в размере 2,6 млрд. долл. Расходы из федеральной кассы Демократической партии составили 316 млн. долл., Республиканской партии – 409 млн. долл. Государственное финансирование предвыборных мероприятий (все партии) составило 91 млн. долл.
Вместе с тем, все расходы по линии фондов 501-с на прошлых выборах были уже равны 300 млн. долл. По линии фондов SuperPAC оценки совокупных расходов менее надежные, но были также не менее 300 млн. долл. Ниже приводим данные по финансированию предвыборной кампании двух основных претендентов на пост президента США в 2012 году – демократа Барака Обамы и республиканца Митта Ромни.
Суммарные расходы на указанных двух кандидатов составили 2.243 млн. долл., т. е. на них пришлось около 90 % всех расходов на предвыборную и выборную кампанию 2012 года. Примечательно, что новый канал финансирования (фонды SuperPAC и 501-с) был более активно задействован республиканцем Ромни (35 % всех расходов на его кампанию), чем демократом Обамой (12 %). Именно поэтому в самом начале предвыборной кампании демократы очень настаивали на том, чтобы отменить возможность слабо контролируемого финансирования по линии фондов SuperPAC и 501-с.

Масштабы и структура финансовой поддержки предвыборной компании Обамы и Ромни в 2012 году (млн. долл.)

Источник: Попова А. Сколько тратят кандидаты в президенты США на свои избирательные кампании (http://m.echo.msk.ru/blogs/ detail.php?ID=1726680).

Теперь вернемся к предвыборной кампании 2016 года. Совокупные расходы нынешних претендентов на пост президента, согласно оценкам экспертов, могут почти удвоиться и достичь планки 5 млрд. долл. Видимо, эксперты приняли в расчет, что в нынешней кампании будет задействован «на полную катушку» такой канал финансирования как фонды SuperPAC и 501-с (http://www.politico. com/story/2016/10/priorities-usa-action-raised-246-million-last-month-230131).
Мы помним, что на старте от республиканцев главным претендентом был представлен Джеб Буш, который получил большие суммы денег от традиционных спонсоров Республиканской партии. Только по линии фондов SuperPAC поддержка Буша составила 124 млн. долл. Надо полагать, что там были и деньги банкиров. Сколько всего было потрачено на Буша, не известно. Но Буш оказался крайне неудачным кандидатом. Видимо, банкиры посчитали, что не стоит слишком сорить деньгами, поэтому, когда эстафету Буша перехватил республиканец Круз, «денежные мешки» стали проявлять сдержанность. По Крузу имеются такие данные (на конец февраля 2016 года): частные пожертвования в фонд данного кандидата – около 50 млн. долл., финансирование по линии фондов SuperPAC – около 55 млн. долл. Круз также «сошел с дистанции» (к началу мая), и это еще более обескуражило банкиров.
Тут на орбиту окончательно восходит незапланированная республиканской партийной верхушкой «звезда» в лице Дональда Трампа. Человек, не знакомый республиканским политическим боссам. Последние, естественно, являются профессионалами по привлечению спонсоров, имеют устойчивые, отработанные связи с миром финансов и банков. Через некоторое время становится понятно, что Дональд Трамп либо не понимает «правил игры», которые устанавливает Уолл-стрит, либо сознательно их попирает. Заявления Трампа месяц от месяца становились все более агрессивными по отношению к миру банков. Сначала Трамп потребовал проведения аудита Федерального резерва. Разве это понравится банкам Уолл-стрит, которые получали и продолжают получать почти бесплатные кредиты от ФРС США? Далее Трамп стал предъявлять претензии одновременно к председателю ФРС Джанет Йеллен и президенту США Бараку Обаме в том, что они держат процентную ставку Федерального резерва на «уровне плинтуса» (в диапазоне от 0,25 до 0,50 %). Делается этого для того, чтобы создать видимость, что с «экономикой в Америке все нормально», для того, чтобы поддержать репутацию Демократической партии, которую в Белом доме представляет Обама. Покатится экономика под откос – песенка Хиллари спета. Наконец, Трамп создал банкирам неприятности своим требованием восстановить закон Гласса-Стигала, который был введен в Америке в 1933 и действовал до 1999 года. Этот закон был реакцией на Великую депрессию 30-х годов прошлого века, и суть его сводилась к разделению кредитных и инвестиционных операций банков. После отмены закона Гласса-Стиголла при президенте Билле Клинтоне Америка на всех парах понеслась к кризису 2007–2009 гг. Сегодня Америка также несется к кризису, еще более тяжелому. Это в США понимают даже те, кто далек от мира финансов. И все прекрасно понимают, что необходимо вернуть закон Гласса-Стиголла, который позволил бы остановить нынешнюю финансовую вакханалию, устроенную банками Уолл-стрит. Банкиры имеют зуб на Трампа уже только за то, что Демократическая партия на своем летнем съезде (который определил Хиллари Клинтон партийным кандидатом) вынуждена была также согласиться с тем, что необходимо восстановление закона 1933 года. Правда, Хиллари даже после этого решения съезда в своих выступлениях всячески увертывается от обсуждения темы закона Гласса-Стигалла.
А разве могут банкиров радовать заявления Трампа по поводу того, что пора остановить рост долговой пирамиды Америки? Ведь это означает остановить работу «печатного станка» ФРС, который позволяет банкирам скупать весь мир. Даже если Трамп проиграет выборы, он все равно будет личным врагом Уолл-стрит. Ведь он «зарядил» демократов на то, чтобы те занялись реформированием банковской системы. Но что еще более для них неприятно: градус настроений против банков сегодня в народе на уровне того максимума, который был зафиксирован в 2009–2010 гг. Им после выборов потребуется немало времени (и денег) для того, чтобы понизить этот градус.
По данным агентства Bloomberg на конец октября, всего Клинтон собрала на свою кампанию 766 миллионов долларов, Трамп – 392 миллиона долларов. С учетом фондов, которые поддерживают политиков, но формально с ними не координируются (фонды SuperPAC и 501-с), сборы бывшей первой леди достигли 949 миллионов долларов против 449 миллионов долларов, которые удалось привлечь Трампу. Вспомним картину выборов 2012 года: тогда главные кандидаты от двух партий имели сопоставимые уровни финансовой поддержки (Ромни даже на 13 % опережал Обаму). Сегодня главный кандидат от Республиканской партии (Трамп) имеет финансовую поддержку, которая в два с лишним раза меньше, чем у демократического кандидата (Клинтон). Заметим, что если Клинтон из своего собственного кармана на предвыборную кампанию не выложила ни цента, то Дональд Трамп – 56 млн. долл. Это беспрецедентная сумма, рекорд последних десятилетий. Также рекордом последних десятилетий можно назвать разрыв в уровнях финансирования двух главных претендентов на кресло президента США. Принцип равномерного размещения «яиц» по разным «корзинам» имели своим следствием финансовый паритет главных двух конкурентов. Правда, такой паритет предполагал, что претенденты по своей сущности не должны сильно друг от друга отличаться. А вот в 2016 году хозяевам Уолл-стрит показалась, что сущность у претендентов разная.
На данный момент (начало ноября 2016 года) объем финансовой поддержки, полученной Хиллари Клинтон от так называемых «независимых» фондов (SuperPAC и 501-с), приближается к 200 млн. долл. А ведь демократы в начале предвыборной кампании требовали запретить этот источник финансирования! Один из крупнейших таких фондов – Priorities USA – уже в начале 2016 года собрал в поддержку демократического кандидата 50 млн. долл. Одним из наиболее крупных доноров фонда стал финансовый спекулянт Джордж Сорос – 7 млн. долл. Этот финансовый гений разложил свои яйца (деньги) и по другим «корзинам» («независимым» фондам SuperPAC и 501-с). Кроме Сороса в списке наиболее важных доноров фигурируют Зусман, Прицкер, Сабан и Авраам. Зусман занимается хеджевыми фондами, Прицкер – магнат недвижимости и отелей, Сабан вертит телевидением и Голливудом, а Авраам – владелец крупнейшего в США производителя диетического питания. Израильский эксперт Север Плоцкер с удовлетворением обращает внимание на то, что все пять указных спонсоров Клинтон – евреи. «Вместе они принесли Хилари 300 миллионов долларов» (http://izrus.co.il/vesty/article/2016-11-05/33323.html#ixzz4PALsIAeO).
Хиллари Клинтон получает поддержу от таких банков Уолл-стрит, как Goldman Sachs, City, Wells Fargo. Отношения с ними чета Клинтонов установила еще в те времена, когда Билл был губернатором штата Арканзас, и закрепила их, когда Билл был обитателем Белого дома. Это все те же банки, которые оплачивали предвыборные кампании Билла (http://www.fondsk.ru/news/2016/09/24/klintony-i-uoll-strit-42607.html). В то же время эксперты не могут назвать ни одного сколь-нибудь крупного американского банка, который прямо или опосредованно (через фонды SuperPAC и 501-с) поддерживал бы Трампа. На самом деле, разрыв в уровнях поддержки Трампа и Клинтон еще выше. Почему? Потому что, судя по некоторым сообщениям, часть республиканских «независимых» фондов «стреляют в спину» Дональду Трампу. Таким фондам разрешено играть не только за «своих», но и против «своих». Эксперты отмечают, что демократические фонды SuperPAC и 501-с на 100 % играли и продолжают играть за Клинтон. Были некоторые подозрения, что такие фонды играли против конкурента Клинтон Барни Сандерса, однако они не подтвердились. А вот аналогичные фонды республиканцев в такой игре против Трампа участвовали активно. Особенно до того времени, когда республиканский партийный съезд вынужден был признать Трампа официальным кандидатом. Примечательно также, что большая часть гигантских финансовых средств, затрачиваемых каждым кандидатом, идет не на акции по продвижению своих программ, а на дискредитацию своего конкурента.