Brexit и будущее Европейского Союза

Мир застыл в ожидании 23 июня. Нет, на это число не запланирован очередной «конец света» астрологами или каббалистами. В указанный день на референдуме будет решаться вопрос о членстве Великобритании в Европейском Союзе. На голосование будет вынесен вопрос: «Должно ли Соединенное Королевство остаться членом Европейского Союза?» Становится все более очевидным, что данный вопрос является не только и не столько внутренним делом Великобритании. Если Великобритания сохранит свое членство в ЕС, то процессы финансовой, экономической и политической «энтропии» будут плавно продолжаться, «конец света» в виде глобального кризиса будет перенесен на более поздние времена.

Если британцы проголосуют за выход, то зыбкое международное равновесие может быть нарушено, референдум может стать «спусковым крючком», немедленно запускающим глобальный кризис. Brexit (английский термин, означающий выход Великобритании из ЕС) может немедленно спровоцировать разрушение послевоенной политической, экономической и финансовой архитектуры мира.
Эксперты, погрузившиеся в тему Brexit, главной потенциальной угрозой выхода Великобритании из ЕС рассматривают развал Европейского Союза. А просчитать глобальные политические, экономические и финансовые последствия развала ЕС не берутся даже самые смелые эксперты. Действительно, уже несколько лет Европейский Союз «дышит на ладан». Началось все с финансового кризиса 2007–2009 гг. Если США и многие другие страны сумели выползти из кризиса (хотя бы на время), то у стран Европейского Союза кризис стал «хронической болезнью». Он стал называться «долговым кризисом».
Глубина этого кризиса сильно различается по отдельным странам. По данным МВФ, в 2015 году относительный уровень суверенного долга составил (% ВВП): Греция – 178; Италия – 124; Португалия – 124; Франция – 95; Испания – 94. Еще более впечатляет картина по внешнему долгу стран ЕС (% ВВП; 2014 год): Великобритания – 322; Франция – 236; Греция – 234; Германия – 159; Италия – 144; Испания – 136. Как видим, даже Греция, которую все привыкли считать самым закоренелым должником в Европейском Союзе, по относительной величине внешнего долга уступает Великобритании и Франции.
Тем не менее, именно Грецию считают самым слабым звеном европейского альянса. Как в самой Греции, так и за ее пределами стали раздаваться призывы к выходу этой страны сначала из еврозоны, а затем и из Европейского Союза. «Единую Европу» стали раскалывать такие события последних лет, как кризис на Украине, экономические санкции против Российской Федерации, переговоры с США по Трансатлантическому торговому и инвестиционном партнерству, массовая миграция беженцев из Сирии и других стран Ближнего и Среднего Востока. «Единая Европа» разделилась на евросторонников (еврооптимистов) и евроскептиков.
Первые выступают за сохранение Европейского Союза и даже за дальнейшее его развитие (углубление интеграции, демонтаж остатков национального суверенитета государств, прием новых членов). Вторые выступают за восстановление утраченного национального суверенитета отдельных европейских государств либо путем радикального реформирования ЕС, либо даже путем его ликвидации (или выхода страны из ЕС). На евроскептиков Британии сейчас взирают с надеждой их единомышленники из других стран Старой Европы. Не секрет, что в 2017 г. состоятся выборы в Германии, и во Франции, в той же Голландии, где тамошние евроскептики набирают силу. Голосование британцев в пользу выхода породит цепную реакцию подобных же инициатив в целом ряде государств ЕС.
Сейчас СМИ регулярно публикуют данные социологических опросов, выясняющих отношение граждан Великобритании к Европейскому Союзу. Вот некоторые данные на начало текущего месяца.

Примечательно, что в начале года количество сторонников сохранения членства Великобритании в ЕС заметно превышало количество сторонников выхода. В апреле-мае разрыв стал сокращаться. И вот, наконец, в начале июня сторонники выхода стали обходить сторонников сохранения членства. Эксперты объясняют это тем, что вступил в силу запрет на использование властью своего административного ресурса для агитации накануне референдума. Несмотря на раскол во властных структурах Великобритании по вопросу Brexit, правительственный аппарат все-таки находится под сильным влиянием премьер-министра Дэвида Камерона, который, как известно, в настоящее время стал ярым сторонником сохранения членства страны в ЕС. Действие фактора «Дэвида Камерона» на настроения британцев в июне ослабло.
Вчера в Дрездене начался ежегодный съезд Бильдербергского клуба. На его закрытых заседаниях одним из ключевых вопросов является Brexit. Согласно неофициальным данным, участники встречи (всего 130 человек из 20 стран) сильно озабочены предстоящим референдумом. А руководители крупнейших корпораций и банков, участвующие в обсуждении вопроса, взяли на себя обязательства в оставшиеся дни предпринять все возможные усилия для того, чтобы не допустить победы на референдуме евроскептиков.
Вместе с тем, следует иметь в виду, что Великобритания не является рекордсменом по относительному количеству евроскептиков в обществе. Скептические настроения к Евросоюзу заметно нарастают и во многих других европейских государствах. 8 июня были обнародованы данные опроса, проведенного в десяти государствах Евросоюза американским социологическим институтом Pew Research Center. Они показывают, что даже в Германии к ЕС ныне позитивно относятся лишь 50 процентов опрошенных. В прошлом году ЕС доверяли 58 процентов немцев. А вот если бы референдум по вопросу членства в ЕС проводить сегодня в других странах-членах, возможно, что они наверняка бы покинули союз. Результаты исследования показывают, что во Франции уровень доверия к ЕС за прошедший год снизился с 55 % до 38 %. Уже не приходится говорить о Греции, где скептические настроения в отношении ЕС стали доминирующим еще в прошлом году. В настоящее время сторонников членства в ЕС в Греции осталось всего 27 %. Более высокой репутацией Евросоюз пользуется лишь в новых странах-членах, например, в Польше (72 %) и в Венгрии (61 %).
Примечательно, что даже многие из тех, кто сегодня в Европе относится к сторонникам сохранения членства в ЕС, выражают недовольство политикой Брюсселя. Это касается экономической, валютной и финансовой политики ЕС, а в последний год также миграционной политикой. Наименьшее количество граждан, недовольных экономической политикой, зафиксировано в Германии – 38 %. A вот показатели по другим странам ЕС: Франция – 66 %, Италия – 68 %, Греция – 92 %. Свое недовольство миграционной политикой Брюсселя высказали 67 процентов немцев, 77 % итальянцев, 88 % шведов и 94 % греков. А ведь многие из категории «недовольных» и «неудовлетворенных» завтра могут перейти в категорию сторонников выхода своих стран из Европейского Союза. Это неизбежно произойдет в том случае, если сторонники Brexit одержат победу на референдуме 23 июня.
В настоящее время даже высшим чиновникам Европейского Союза уже трудно делать хорошую мину в условиях нарастающих настроений евроскептицизма. Кажется, уже к евроскептикам можно отнести председателя Европарламента Мартина Шульца. В интервью на телевидении (передача «Глобальный разговор») в прошлом месяце Шульц признал: «Евросоюз находится в плачевном состоянии» (http://ru.euronews.com/2016/05/12/martin-schulz-the-european-union-is-in-a-dismal-state/)
При любом исходе голосования в Великобритании евроскептики, которые рассчитывают усилить свои позиции на выборах 2017 года, заявляют о том, что будут добиваться проведения аналогичных референдумов в своих странах.
Что касается сторонников сохранения европейской интеграции, то они готовятся к разным результатам референдума 23 июня и пытаются не допустить паники даже в худшем для себя случае. В английских и европейских континентальных изданиях появляется все больше публикаций, в которых проводится мысль: даже при победе евроскептиков, Великобритании не удастся быстро выйти из Европейского Союза. Оказывается, процедуры «развода» в документах ЕС не прописаны. Некоторые эксперты говорят, что для проведения процедуры «развода» потребуется не менее двух лет. Впрочем, некоторые эксперты считают, что в любом случае окончательный (фактический) Brexit произойдет не ранее 2020 года.