Brexit: финансовые издержки и финансовые надежды

Предварительные цифры, полученные в результате обработки данных референдума, прошедшего вчера в Великобритании, показывают: победили сторонники выхода страны из ЕС (Brexit). Финансовые рынки прореагировали на этот результат так, как и предсказывало большинство аналитиков.
Ночью с 23 на 24 июня произошел стремительный обвал курса британской валюты. После закрытия избирательных пунктов фунт стерлингов торговался по курсу 1,5005 доллара США. Видимо участники валютных сделок еще опирались на данные произведенного накануне референдума, которые свидетельствовали о некотором перевесе в пользу сторонников сохранения страной членства в ЕС. В 4 часа утра (здесь и далее время московское) уже были обработаны данные 30 избирательных участков, которые просигнализировали о перевесе сторонников выхода из ЕС.

Британский фунт после этого опустился до 1,4030 доллара, т. е. примерно на 5 %. Через некоторое время стали поступать данные с других участков, которые дополнительно подтверждали перевес с пользу евроскептиков (сторонников выхода). На 5:50 стоимость фунта стерлингов опустилась до 1,3702 доллара, достигнув планки, которой фунта последний раз касался 7 лет назад. Наконец, в 6:02 курс фунта «пробил» планку в 1,35 доллара. Последний раз на таком низком уровне британский фунт находился 31 год назад, в 1985 г. Отметим, что столь резкого обвала британский фунт не испытывал ни разу в послевоенной истории за исключением 1992 года, когда финансовый спекулянт Джордж Сорос совершил атаку на фунт стерлингов и сломал оборону Банка Англии.
Как известно, в последние годы происходило интенсивное укрепление финансовых связей Лондона и Пекина. Давно уже замечена синхронизация конъюнктурных колебаний финансовых рынков двух стран. Торги на китайских фондовых биржах в пятницу открылись снижением котировок после прошедшего в Великобритании референдума по вопросу выхода страны из Евросоюза. Примечательно, что еще не было даже первых подсчетов бюллетеней в Великобритании, а в Китае уже началась легкая финансовая паника. По данным на 9:30 (4:30 по московскому времени), индекс Шанхайской фондовой биржи Shanghai Composite просел на 0,32 %, составив 2881,36 пункта, индекс биржи Шэньчжэня Shenzhen Composite потерял 0,33 %, составив 1908,85 пункта. Наиболее остро прореагировала биржа Гонконга: Hang Seng Index упал на 1,84 % до 20483,51 пункта.
Новости, поступавшие с британского референдума, обвалили биржу в Токио. Падение ведущего биржевого индекса Nikkei составило утром сегодняшнего дня 500 пунктов. Одновременно вверх пошла иена, ее курс впервые за два с половиной года достиг отметки в 100 единиц за доллар США.
Анализ публикаций по теме Brexit, выходивших в последние месяцы и недели создавал у читателей общее впечатление, что евроскептики в Великобритании – преимущественно простые граждане этого государства плюс политики, которые хотели бы нажить политический капитал и на волне Brexit оказаться у руля власти (наиболее яркая фигура – бывший мэр Лондона Борис Джонсон). Однако это не совсем так. В выходе из ЕС заинтересованы также многие банкиры и финансисты. Их главный интерес заключается в том, чтобы сохранить даже не Британию (они, как космополиты, не очень привязаны к культуре и истории Туманного Альбиона), а Лондон. Столица Великобритании опять-таки им интересна не своей историей и архитектурой, а как международный финансовый центр. Многие из них давно уже назвали своей «родиной» Лондонский Сити. Свою поддержку Brexit они не афишируют. Они спасают не всю Британию, а лишь свою «малую родину».
Вроде бы в феврале нынешнего года премьер-министру Великобритании Дэвиду Камерону удалось выторговать на переговорах с Брюсселем право государства сохранить свою национальную денежную единицу – фунт стерлингов. Брюссель уже давно домогался от Лондона, чтобы тот пожертвовал своим денежным суверенитетом и перешел на общую валюту евро. Однако хозяева Лондонского Сити полагают, что февральская договоренность – не более чем отражение очередной атаки. Через некоторое время европейские бюрократы опять поднимут вопрос о полной валютной интеграции Великобритании в Европейский Союз. По мнению хозяев Лондонского Сити, в долгосрочной перспективе выход Великобритании неизбежно повысит авторитет британского фунта, вернет ему былую славу. Ведь сто лет назад британский фунт был столь же авторитетен в мире, как доллар США в настоящее время. Британский фунт остается в «корзине» резервных валют. Однако, его реальный вес в международных резервах Центральных банков и международных расчетах очень скромный. А в «корзине» резервных валют МВФ его вес даже меньше, чем у юаня, который только вчера оказался в этой «корзине». Сегодняшнее «проседание» курса фунта – неизбежная реакция рынков, однако, по мнению серьезных экспертов, эта реакция краткосрочна, фунт быстро вернется на исходные позиции. Что касается практических шагов по восстановлению былой славы британского фунта, то здесь многое зависит от того, кто окажется у руля власти после Дэвида Камерона. Если это будет Борис Джонсон, то можно не сомневаться, что он сумеет сделать Лондонский Сити более привлекательным, чем он был до недавнего времени.
Лондонский Сити в последние годы испытывал сильнейшее давление со стороны Брюсселя (Европейская комиссия, ЕЦБ и другие органы управления ЕС) в части, касающейся контроля над банками. Начала выстраиваться система общеевропейского банковского надзора и регулирования, которая стала сильно мешать банкам Лондонского Сити делать свой бизнес. Европейские бюрократы взяли под прицел такие ротшильдовские банки, как «Бэрклайз», HSBC, RBS и др. Штрафуя их за разные «манипуляции» (например, со ставками ЛИБОР) на миллиарды, Европа активно начала бороться с банковской тайной. Ее на континенте почти не осталось. Даже в хваленой Швейцарии. А в Лондонском Сити она сохраняется. На самом деле борьба идет не между Лондоном и Брюсселем, это жесткая война между банками Лондонского Сити и банками Уолл-стрит. Просто последние, пользуясь возможностями Вашингтона, применяют против конкурентов административно-политический ресурс Брюсселя. Т. е. пытаются наносить удар по конкурентам с тыла. Нынешний Brexit – попытка Лондонского Сити защитить себя от Брюсселя, который под видом финансового регулятора и надсмотрщика играет роль «пятой колонны» главных акционеров ФРС США в Европе.
Лондонский Сити традиционно был не только площадкой для торговли валютой и ценными бумагами, он еще выполнял функцию перевалочного пункта, через который капиталы из разных стран шли в оффшоры. Оффшоры находились в ведении, под «крылом» Лондонского Сити (наиболее важный из них – Британские Виргинские острова). Так было до недавнего времени. Под эгидой Вашингтона началась глобальная «зачистка» оффшоров, в том числе (и в первую очередь) тех, которые находятся в зоне влияния Лондона. Сегодня становится понятно, что Вашингтон проводит антиоффшорную компанию для того, чтобы, в конечном счете, в мире остался лишь один гигантский оффшор под названием «Соединенные Штаты Америки». Для этого дядя Сэм активно использует своих европейских вассалов в континентальной Европе. Брюссель все более «закручивает гайки» для того, чтобы отвадить европейский бизнес от использования оффшоров. Хозяев Лондонского Сити это не устраивает. Это очень серьезный аргумент для них, чтобы Великобритания вышла из ЕС, избавившись, таким образом, от давления Брюсселя. Нет, конечно, Лондон не собирается рвать с Вашингтоном, он не хочет превращаться в вассала Вашингтона подобно другим странам ЕС. Он желает иметь статус «младшего партнера», имеющего право и возможность проводить самостоятельную валютную и финансовую политику.