Отечественное автомобилестроение

Общеизвестна истина: автомобильная промышленность США вытащила страну из Великой депрессии. Этот опыт повторили послевоенная Германия, Япония и Южная Корея. Сегодня автомобильная промышленность стала локомотивом экономики многих стран Восточной Европы, Южной Америки и Азии. А станет ли она российским локомотивом? 1 млн 211 тыс. машин всех видов выпущено в 2002 г. отечественными автомобилестроителями. Это на 3,2 % меньше, чем годом раньше. Спад произошел из-за резкого увеличения закупок импортных легковушек, временных остановок в работе «ВАЗ» и «ГАЗ».


Читая отечественную прессу последних лет о состоянии отечественного автомобилестроения, невольно задаешься вопросом: неужели есть люди, которые полагают, что поддержка отечественного автопрома – дело не нужное, что достойные его похороны и последующее торжество на отечественном рынке автомобилей иностранных производителей – единственно верный путь? Общеизвестно, что в нашем государстве есть и враги, и друзья отечественного автопрома, но мы знаем и то, что на стороне друзей – 7 млн рабочих мест по всей России. Какую альтернативу этому предлагают те, кто автопром заведомо хоронит? На эти два вопроса ответил в прессе Сергей Митин, заместитель министра промышленности, науки и технологии РФ.
«Когда говорят, особенно в прессе, о провальных результатах 2002 г., то во многом дают неверную оценку. Провала никакого нет. Выросло производство автобусов на 17 %, есть небольшой рост производства грузовых автомобилей. По легковым автомобилям на 30 тыс. шт. сделано меньше от запланированного. Да и ответ на вопрос «Почему?» тоже внятен. Во-первых, стал лучше работать Ижевский автозавод, произвел вдвое больше автомобилей. Во-вторых, 300–500 тыс. завезли в страну всякого старья, имеются в виду подержанные иномарки. Украинцы ввели квоты на ввоз наших автомобилей, в-третьих. В-четвертых, на «АЗЛК» никак не могут запустить производство «Москвича», по ряду причин объективных и субъективных, а это единственный завод, производящий автомобили в классе «Д»… Но структура автопрома в целом изменилась в лучшую сторону. В нормальном состоянии находится «АвтоВАЗ»; об Ижевске я уже говорил; «ГАЗ» «раскручивается»; «КамАЗ» – в нормальном состоянии. «ЗИЛ», правда, в несколько более сложном положении. К нам пришли иностранцы. «Форд» создал свой завод в Всеволожске, «Джи Эм» работает в Тольятти, «БМВ» и «КИА» собирают свои автомобили в Калининграде, «Рено», а точнее, АО «Автофрамос», начало сборку автомобилей в Москве. Худо-бедно, но один процент автомобилей они уже делают для россиян. Произошли положительные изменения и с принятием законодательных актов. В настоящее время мы возлагаем большие надежды на производство автокомпонентов, которые будут делаться для всех автопроизводителей, как отечественных, так и иностранных.
Чтобы была полностью ясна позиция нашего министерства, его специалистов по поводу судьбы российского автопрома, давайте рассудим сами, какой она может быть. Исходя, например, из результатов деятельности в прошлом году. Мы, россияне, закупили автомобилей иностранного производства, и новых, и подержанных, на 7 млрд долл. и на 4,5 млрд долл. произвели собственных машин. По количеству мы сделали больше, но по сумме их стоимости – понятная диспропорция. Из «наших» 4,5 млрд долл. примерно 2 млрд 700 млн долл. – налоги различных уровней, 900 млн ушли в различные внебюджетные фонды, в заработную плату. То есть 3 млрд 600 млн долл. остались внутри страны и из этих средств финансировались все бюджетные, все социально значимые программы. Еще 900 млн долл. ушли на покупку материалов и комплектующих изделий, и в основном отечественным производителям. А из суммы в 7 млрд долл., потраченных на покупку иностранных автомобилей, Россия получила только I млрд 400 млн долл., остальные – ушли за границу. Вот, собственно, социально значимые последствия выбора между отечественным автомобилем и иностранным.
Фактически нет такой дилеммы: «Жигули» или иномарка, есть проблема старого и нового автомобилей. Возьмем для анализа только технические вопросы. Любой автомобиль рассчитывается приблизительно на 150 тыс. км пробега. Далее он требует капитального ремонта, замены рабочих систем. При среднегодовом пробеге в 2030 тыс. км каждый автомобиль 5-7-летней «выдержки» не может стоить столько, сколько стоят новые «Жигули». Покупая любую старую машину, вы должны знать, что в любой момент она вас может подвести. Обывательское суждение о том, что старый мерседес в любом случае лучше новых «Жигулей», оно и есть обывательское, технического подтверждения этому нет. У него лучше обивка салона, могут быть лучше колеса или дизайн… Но мы должны понимать, что 7-летний автомобиль выработал свой ресурс, требует капитальных вложений для своей дальнейшей эксплуатации. Покупая новый, вы в любом случае приобретаете то, что готово вам служить в течение 5–7 лет. За такой выбор – и показатели прочности металла, и его усталости, и характеристики работы агрегатов…
Покупая российский автомобиль, мы не только поддерживаем отечественного товаропроизводителя, но и решаем социальные проблемы страны, проблемы наших пенсионеров, врачей, педагогов, армии. Покупая иномарку, мы практически все отдаем гражданам Германии, Франции, Японии, Кореи… Причем не просто отдаем через какие-то межгосударственные отношения, а делаем это так, как никто в мире. Мы берем свои российские деньги, меняем их на доллары, везем в Германию, отдаем немцу прямо у него дома, взамен получаем старую машину, договорившись с ним о втрое низкой цене, чтобы поменьше заплатить налогов родному Отечеству, и едем домой. Естественно, что такой бизнес нерентабелен (для государства в первую очередь, а потом и для бюджетников, и для самих автолюбителей. – Авт.). Потому что в последующем мы еще лет десять будем «привязаны» к поставкам запасных частей, т. е. не содействуя развитию производства, необходимого для жизни многих миллионов россиян, и благоприятствуя росту жизненного уровня иностранных граждан.
Хотелось бы общего понимания стоимости этого вопроса. Конечно, он должен быть поставлен шире, нежели банальное: иномарка или «Жигули»? В год россияне покупают до полумиллиона автомобилей иностранного производства, а отечественные автомобили покупают 900 тыс. человек. Вот и получается, что, с одной стороны, есть интересы 400 тыс. соотечественников, а с другой – почти миллион человек. И к тому же в автопроме и смежных отраслях сейчас заняты до 10 % трудоспособного населения страны, не менее 7 млн. Вот цена вопроса: с одной стороны, интересы 8 млн человек, с другой – ровно в 20 раз меньше. И об этом у нас в стране мало говорится. Хотя речь не о каком-то сверхпатриотизме, а всего лишь о нормальной логике, о нормальном арифметическом расчете.
Что касается альтернативы этим рабочим местам. Да, люди, которые полагают, что отечественный автопром не нужен, есть. И совершенно ясно, чем они занимаются. Они ввозят в страну иностранные автомобили. На той стороне стоят люди, которые занимаются этим бизнесом и имеют немалую прибыль, если им надо, могут от нее бросить на любое обеспечение незыблемости их деятельности крупную сумму. Это – ресурс людей, которые торгуют автомобилями и их завозят. Даже если предположить, что мы действительно отказываемся от поддержки российского автопрома и останавливаем «АвтоВАЗ», «ГАЗ», «КамАЗ», то всей экономике страны в целом мало не покажется. Да и ресурса такого у этих людей нет, чтобы предложить альтернативу 7 млн рабочих мест. Как нет такого ресурса и у самых богатых автопроизводителей мира. Ведь почему «Форд» или «Джи Эм» построили у нас в общем-то небольшие предприятия? Да потому, что они не могут создавать автомобили стоимостью ниже 10–12 тыс. долл. А у нас в России, в результате деятельности ее экономики, граждане не могут себе позволить купить такой автомобиль, а тех, кто может, всего 120 тыс. Однако иностранный производитель все-таки идет к нам, строит завод на 25–30 тыс. автомобилей в год для того, чтобы при случае быстро развить свое производство. Такой случай может дать только активный рост нашей экономики, который ведет к большему благосостоянию граждан. То есть иностранный производитель уже верит в то, что у нас положительные тенденции возобладают.

В прошлом году нами проделана большая работа по принятию «Концепции развития автомобильной промышленности России». Она принята, сейчас нужны конкретные мероприятия по ее реализации. Более того, такие предложения нашим министерством выработаны» [журнал Госдумы и Совета Федерации РФ. 2003. № 7].