Промышленность

На микроуровне одной из главных проблем остается отсутствие должной системы мотивов эффективного управления имуществом.
Необходима система мер по упорядочению отношений собственности. Ее элементы:
1. Инвентаризация результатов приватизации с отменой незаконных и явно вредных для экономики страны актов.
2. Задействование жесткой системы ответственности за эффективное управление государственным имуществом.
3. Создание условий для эффективной интеграции финансового капитала и промышленных предприятий, в том числе путем:


а) устранения надуманных ограничений на взаимное участие в собственности финансовых и производственных структур, на слияние и объединение производственных предприятий, научно-исследовательских и финансовых организаций;
б) стимулирования и господдержки становления финансово-промышленных групп, способных к самостоятельному выживанию в условиях внутренней нестабильности и жесткой международной конкуренции.
4. Декриминализация хозяйственной деятельности на основе усиления государственной защиты прав собственности, повышения эффективности системы судебного разрешения хозяйственных споров, отработка режима жесткой ответственности за соблюдением контрактных обязательств, за погашение кредитов и т. п.
5. Ужесточение норм ответственности наемных должностных лиц за высокорезультативное распоряжение имуществом корпорации перед их акционерами, трудовыми коллективами и государством.
Особые проблемы связаны с нынешней ситуацией финансовой несостоятельности большого количества предприятий. Здесь не обойтись без специальных мер государства по их санации. Во избежание экономически неэффективных решений эту работу надлежит вести в тесной увязке с научно-технической, промышленной и структурной перестройкой.
Необходимо отказаться от представления о государстве как о некой надстройке над экономикой, над морем абсолютно самостоятельно хозяйствующих и потребляющих субъектов.
В современной рыночной системе государство выполняет ряд функций стимулирования развития производства и роста благосостояния населения. Для этого оно должно не просто обеспечивать все необходимое для нормального функционирования рынка, обязано не только защищать законные права граждан и предприятий, но и помогать предприятиям адаптироваться к изменениям и колебаниям рынка, создавать благоприятные условия для развития производственной деятельности, финансировать заделы на общезначимые мероприятия с серьезным общим эффектом – научные исследования, развитие информационной и транспортных инфраструктур, стимулирование инновационной активности, а также поддерживать духовное и физическое здоровье своего населения через подобающее финансирование образования, искусства и здравоохранения.
Абсолютно необходимый современный атрибут госрегулирования, как свидетельствует отечественный и зарубежный опыт – осуществление индикативного народохозяйственного планирования, разработка и реализация соответствующих программ, ориентированных на создание условий для роста национальной экономики и подъема ее конкурентоспособности в перспективных направлениях глобального экономического и научно-технического развития. Опять и опять встает вопрос о восстановлении дееспособного Госплана. Министерство экономического развития после передачи ему массы ранее не свойственных функций, по мнению автора, не в состоянии их охватить.
Государство призвано, с одной стороны, уберечь от разрушения перспективные производства и создать условия для их роста при неблагоприятной макроэкономической конъюнктуре; с другой – облегчить высвобождение капитала и труда из устаревших и бесперспективных производств, санацию и перепрофилирование соответствующих производственных мощностей.
Решение этой двуединой задачи требует проведения ряда взаимосвязанных комплексов мер.
I. Комплекс мер по сохранению научно-технического потенциала промышленности.
К уже расписанным мерам по доведению доли бюджетных расходов на НИОКР до 2 % ВВП, освобождению от налогов, господдержке рискованных проектов перспективных направлений и др., необходимо добавить следующие:
1. Меры по активному вовлечению в реализацию перспективных технологий научно-технического потенциала стран СНГ.
2. Субсидирование затрат на защиту интеллектуальной собственности и обеспечение прав на нее за рубежом.
3. Госфинансирование информационной инфраструктуры научноисследовательских работ, в т. ч. научно-технических библиотек, затрат на пользование информационными сетями и базами данных, импорт научной литературы и т. д.
II. Комплекс мер по развитию индустриального технологического потенциала.
1. Разработка и выполнение федеральных программ по развитию и распространению ключевых технологий нового технологического уклада.
2. Формирование механизма стимулирования передачи технологий из военного в гражданское производство.
3. Выявление и поддержка тех видов технологий, освоение которых обеспечит российским предприятиям конкурентные преимущества на мировом рынке.
4. Реализация программ развития территорий с высокой концентрацией научно-технического потенциала (технополисов и наукоградов).
5. Активное использование государственных закупок передовой техники и передачи ее в лизинг для ускорения обновления фондов.
6. Субсидирование импорта новых иностранных технологий и стимулирование экспорта товаров высокой степени переработки.
Согласно годовым докладам Торгово-промышленной палаты РФ, объемы инвестиций в реальный сектор экономики сокращаются. В структуре произведенного ВВП продолжает увеличиваться доля услуг и уменьшается доля товаров. За 1991–1996 гг. промышленное производство в целом снизилось в 2 раза, объем инвестиций в основной капитал – на 70 %. По мнению промышленников, государство обязано осуществить структурные изменения в экономике. На первое место должен выйти рост производства в обрабатывающих секторах экономики по сравнению с добывающими. До тех пор, пока будет сохраняться структура экономики, ориентированной на экспорт ТЭК, промышленный рост невозможен.
Среднесрочной программой правительства на 1997–2000 гг. предусматривалось повысить рост ВВП на 14 % и промышленного производства – на 21 %. Однако, по расчетам экспертов ТПП, даже в случае достижения этого, к 2000 г. объем ВВП составит 70 % от уровня 1991 г., а промышленное производство – примерно 60 %.
В 1997 г. прошла Всероссийская конференция «Россия – XXI век». Весьма интересны две концепции известного политика и экономиста Сергея Глазьева76. Инерционный сценарий основан на среднесрочном прогнозе развития нынешних тенденций. Еще действующая промышленность, в основном сырьевая, все больше работает на мировой капитализм. От половины до двух третей научно-производственного потенциала свертываются – с эквивалентным уменьшением числа занятых. Запасы наиболее ценных природных ресурсов переходят под внешний контроль. Исчезают внутренние факторы современного экономического роста и способности к самостоятельному устойчивому развитию. В общем, продолжение нынешней политики, согласно С. Глазьеву, не оставляет никаких надежд и обещает «для более чем половины населения страны нищету, для каждого третьего-чет-вертого – угрозу безработицы и социального дна, для экономики – деградацию, для государства – утрату независимости». К сожалению, этот прогноз в основном сбылся.
Альтернативный сценарий, по Глазьеву, основан на стратегии экономического роста. В ее фундаменте – ставка на активизацию конкурентных преимуществ российской экономики: уровень образования вкупе с ориентацией на коллективизм; природные ресурсы; территория; емкий внутренний рынок; дешевая и достаточно квалифицированная рабочая сила; научно-промышленный потенциал, научные школы и конкурентоспособные технологии; свободные производственные мощности; опыт экспорта высокотехнологичной продукции и производственной кооперации.
Для реализации всех этих преимуществ продумана система экономических и административных мер. Расчеты уже в среднесрочной перспективе обещают устойчивый экономический рост не менее чем на 7 % в год, а в наукоемкой промышленности и новых технологиях – до 30 %. Инфляция также будет ограничена 30 % в год… Основной упор – на внутренние возможности России.
С. Глазьев главные надежды возлагает на реализацию ее научнопромышленного потенциала. У России, располагающей 12 % ученых мира, собственно, и нет другой серьезной альтернативы. На сырье, даже имея 28 % мировых запасов, приемлемого подьема экономики достигнуть невозможно. По прогнозам, его потребление к 2015 г. возрастет всего в 2 раза, а мы уже сейчас по валовому продукту на душу населения отстаем от развитых стран примерно в 10 раз. Зато обьем мирового рынка наукоемкой продукции сегодня составляет 2 трлн 300 млрд долл. (доля России – 0,3 %). Через 15 лет он достигнет примерно 4 трлн долл. Даже десятая часть этой суммы на порядок превышает потенциальный российский нефтегазовый экспорт. С другой стороны, шансы раскрутить инновационный процесс в национальном масштабе, отпустив инфляцию до 30 % в год, представляются проблематичными. Из мирового опыта известно, что это предельный уровень, выше которого инфляция становится главным препятствием экономического роста.
Играть с инфляцией в России вследствие слабого контроля за экономическими процессами, по мнению автора работы, крайне опасно. Поэтому, целиком соглашаясь с выводами Глазьева по первому сценарию, а по второму – с его надеждой на реализацию научно-промышленного потенциала России, считаю, что воплощать эту надежду надо по сценарию директора Национального института авиационных технологий (НИАТ) Олега Сироткина. По его сценарию Россия в XXI в. сможет претендовать на 10–15 % мирового рынка наукоемкой продукции, что будет приносить ей 120–180 млрд долл. в год, обеспечивая одновременно социальный спрос на науку и высшее образование и примерно трехкратный рост объема ВВП на душу населения.
На рубеже XXI в. Россия, согласно концепции О. Сироткина, должна пройти через радикальное технологическое перерождение. В стране уже проведено 90 % институциональных преобразований. По всем основным показателям она имеет ту же промышленную структуру, что и западные страны. И лишь по развитию технологической среды (системы обеспечения качества, стандарты, автоматизация разработок, компьютеризация производства и т. д.) мы очень сильно от них отстаем. Уровень развития технологической инфраструктуры – это и есть своего рода водораздел между индустриальными и постиндустриальными странами. Его-то России и надлежит преодолеть.
Демонстрируя роль технологии в современной экономике, директор НИАТ (кстати, создавшего в России около 500 наукоемких производств) приводит такой пример. В автомобилестроении Япония имеет производительность труда в 3 раза выше, чем в США, в станкостроении – в 7-11 раз выше, чем в Англии. Вот сколь выразительным и определяющим может быть технологическое превосходство даже в самых высокоразвитых странах.