Под железной пятой «бакса»

Важно напомнить, что в 90-х годах в мире в долларах формировались 50–60 % валютных резервов государств, 60–70 % экспорта и импорта, 70 % банковских кредитов, около 50 % облигационных займов, 80 % операций на валютных рынках, 100 % оборота рынков евродолларов и нефтедолларов. Поскольку производство «баксов» остается монополией США, американский дензнак рассматривается в Вашингтоне как надежный инструмент страхования рисков, благодаря которому Америка может быть должником, но не обанкротится.

На такую же вынужденную круговую поруку рассчитывают США в поддержании иностранными инвесторами американского фондового рынка, который стал важной частью международного. Объем последнего превысил 350 трлн долл., что на порядок больше мирового ВВП. В США уверены, что сумеют и дальше управлять глобальными потоками спекулятивного капитала, накопившего колоссальный таранный потенциал. Объем совершаемых им только валютных операций в мире превышает 1,2 трлн долл. в день. В молниеносных перемещениях этих гигантских ресурсов ежедневно участвуют тысячи транснациональных и национальных банков, корпораций, финансовых компаний, инвестиционных институтов, пенсионных, паевых и страховых фондов, десятки миллионов частных вкладчиков капитала. Они вооружены новейшими информационными и финансовыми технологиями, в том числе по страхованию рисков с помощью инструментов срочного рынка (опционов, форвардов, фьючерсов и их различных комбинаций).
К концу 2000 г. объем этих финансовых инструментов в мире достиг умопомрачительного масштаба – свыше 360 трлн долл., возрастая ежегодно на 59 %. Подобная мощь (а главная сила в ней – американский капитал, в том числе спекулятивный, и инвестиционные институты) способна, как уверены в США, поставить на колени любую страну, открывшую свой внутренний рынок для внешнего проникновения, не озаботившись мерами зашиты. То, что жертвами спекулятивных атак могут оказаться доллар и ценные бумаги США, в Вашингтоне не допускают.