Новая макроэкономическая политика

Стержнем макроэкономической политики в новых условиях должно стать создание благоприятных условий для производственной деятельности. А для этого необходим следующий «пакет» мероприятий:
1. Установление плотного контроля за ценами в высокомонополизированных отраслях (особенно за энергоресурсами и транспортом) для снижения инфляции издержек и достижения паритета цен.
2. Переход от политики планирования денежной базы к политике таргетирования ставки процента с поддержанием ее на уровне 3–5% годовых в реальном выражении. Это соответствует реальной практике монетарной политики развитых стран и требует освоения современных технологий управления денежно-кредитной системой.


3. Совершенствование структуры денежной массы:
а) снижение доли наличных денег в структуре денежной массы;
б) повышение доли кредитов (беспроцентных) высокотехнологичным производствам пятого уклада;
в) пополнение оборотных средств предприятий за счет целевых и строго контролируемых низкопроцентных кредитов;
г) развитие вексельного обращения;
д) расширение сферы применения электронных платежей.
4. Налоговое администрирование, предусматривающее:
а) снижение бремени суммы налогов всех уровней для реального сектора до уровня не более 35 %;
б) освобождение от налогов части прибыли, направляемой на научные исследования, разработку и освоение новой техники и разовое пополнение оборотных средств предприятий до научных нормативов;
в) перераспределение тяжести налогообложения доходов граждан с малоимущих на лиц с высокими и сверхвысокими доходами, т. е. возврат к прогрессивным ставкам;
г) дальнейшее упрощение налоговой системы;
д) возврат к автоматическому удержанию налогов в местах получения доходов с последующей индивидуальной подачей деклараций и окончательным расчетом;
Снижение ставок налогов должно компенсироваться путем:
– закрытия теневой экономики и расширения налоговой базы;
– усиления налогообложения спекулятивных операций и доходов от собственности, а также социально и экономически вредных видов деятельности;
– ликвидации многих льгот и исключений по уплате таможенных пошлин, НДС и акцизов на импортируемые товары;
– повышения акцизов на предметы роскоши;
– активизации неналоговых источников дохода бюджета и особенно природной ренты с экспортируемых сырьевых товаров низкой степени переработки.
5. Ужесточение валютного контроля, завоевание рублем положения резервной валюты в странах СНГ и Восточной Европы.
6. Меры по защите интересов российских товаропроизводителе-во внешней торговли:
а) создание таможенного союза со всеми странами СНГ;
б) пресечение активности недобросовестных зарубежных конкурентов путем использования как таможенных пошлин, так и нетарифных ограничений;
в) введение ограничений на иностранные инвестиции в уязвимых для национальной безопасности отраслях и сферах деятельности:
– оборонная промышленность;
– недропользование;
– телекоммуникации;
– финансы;
– энергетика и некоторые другие.
С этими мерами солидарен и д.э.н., академик Сергей Глазьев, бывший председатель Комитета Госдумы по экономической политике. Привожу его статью «Выжидать – значит деградировать дальше». «Для преодоления деградации российской экономики необходим рост производства не менее чем на 7 % в год, в том числе в промышленности – не менее 10 %. При этом инвестиции должны составлять не менее 15 % в год. Это позволит сохранить производственный потенциал, преодолеть бюджетный кризис и восстановить доходы населения.
Высокие темпы экономического роста потребуют мобилизации имеющихся ресурсов: реанимации простаивающих производственных мощностей, трансформации накопленных сбережений в инвестиции, использования научно-технического и природно-ресурсного потенциалов. Для запуска этих механизмов государство должно проводить активную экономическую политику. Вот ее основные направления: нормализация денежного обращения и финансового положения в производственной сфере; организация каналов рефинансирования платежеспособных предприятий; регулирование платежного оборота, снижение процентных ставок.
Для этого Центральный банк Российской Федерации должен рефинансировать производственную деятельность путем кредитования коммерческих банков под залог векселей платежеспособных предприятий. При этом неизбежен переход к управлению денежным предложением за счет регулирования процентных ставок с их последовательным снижением до уровня, обеспечивающего рентабельность предприятий обрабатывающей промышленности. Нынешний весьма либеральный валютный контроль, допускающий практически свободный вывоз капитала, придется сделать более жестким и эффективным. Следует повысить ответственность за состояние денежного обращения, платежной системы и инвестиционного климата. Для этого необходимы эффективные механизмы контроля со стороны ЦБ. С этой целью придется расширить состав и повысить роль Национального банковского совета, создать комиссию по денежно-кредитной политике при Президенте России, строже контролировать эмиссию денег и расходование средств на содержание самого ЦБ.
Необходимо восстановить главную функцию банков: аккумулирование сбережений и их трансформация в инвестиции для развития производства. Для этого необходимо восстановить доверие населения и предприятий к коммерческим банкам. А это возможно только при государственной гарантии по рублевым банковским вкладам. Кроме того, понадобятся механизмы стимулирования банковских инвестиций в производство.
Главными в этом деле должны стать контролируемые государством крупные коммерческие банки, специализирующиеся на кредитовании определенных направлений и сфер производственной деятельности. Сегодня государство имеет важные элементы такой банковской системы, хотя и не контролирует их деятельность. Это Сбербанк, Внешторгбанк, Внешэкономбанк, Совзагранбанк, Банк развития, Росэксимбанк. Объединение в целостную систему, способную аккумулировать свободные денежные ресурсы и сбережения и вкладывать их в развитие приоритетных направлений и отраслей экономики, способствует повышению инвестиционной активности и рефинансированию производства.
Эту систему можно считать базовым механизмом привлечения свободных денежных ресурсов с их последующим превращением в производственные инвестиции. Ее основой должны стать институты развития, прежде всего Банк развития, призванные привлекать дешевые кредиты в развитие производства, в том числе в производство товаров на экспорт. На каких ресурсах могли бы строить свою работу институты развития? Это, во-первых, ежегодно предусматриваемые в федеральном бюджете средства в объеме до 50 млрд руб. Во-вторых, кредиты Сбербанка. В-третьих, значительный приток ресурсов можно обеспечить благодаря механизмам рефинансирования (например под залог векселей), запускаемым Центральным банком. Четвертый источник – свободные денежные средства предприятий государственного сектора, прежде всего контролируемых государством крупных корпораций топливно-энергетического и военно-промышленного комплексов, а также МПС.
1. Надо восстановить систему управления государственным сектором, который наряду с бюджетной сферой и оборонной промышленностью включает в себя весьма прибыльные предприятия в отраслях естественных монополий, где государству принадлежат контрольные пакеты акций «Газпрома», РАО «ЕЭС России», МПС и др. Создание такой системы должно предусматривать:
– контроль за движением финансовых потоков, в том числе за целевым расходованием амортизационных отчислений;
– контроль за закупками предприятий государственного сектора в целях удержания спроса таких предприятий на внутреннем рынке (это может быть сделано путем введения соответствующей процедуры размещения заказов на приобретение машин и оборудования, сырья и материалов под контролем, например, Министерства экономики);
– установление научно обоснованной и «прозрачной» методики калькуляции издержек в целях эффективного контроля за ценообразованием в отраслях естественных монополий и в бюджетной сфере.
2. Расширить доходную базу федерального бюджета. Для этого:
– пресечь уклонение от налогов через механизмы трансфертных цен, использования офшоров, фирм-однодневок в рентообразующих отраслях добывающей промышленности, топливно-энергетического и химико-металлургического комплексов;
– изъять природную ренту с экспортируемых сырьевых товаров с помощью механизма экспортных пошлин или введения государственной монополии на экспорт природного газа, сырой нефти, некоторых других сырьевых товаров с высокой рентной составляющей;
– отменить необоснованные таможенные льготы на импорт ряда товаров и услуг;
– ввести государственную монополию на оборот этилового спирта;
– перечислять всю прибыль Центрального банка Российской Федерации в доход федерального бюджета;
– увеличить поступления в бюджет от налогообложения спекулятивных операций на валютном и финансовом рынках;
– пресечь нелегальный вывоз капитала.
Принятие только этих мер позволит увеличить доходы федерального бюджета в 1,4–1,8 раза.
3. Перейти к нормативно-целевой технологии формирования бюджетных расходов. Предлагается ввести процедуры индикативного планирования социально-экономического развития страны. Это значит:
– определить целевые параметры и приоритеты социально-экономической политики государства;
– ввести научно обоснованные нормативы финансирования бюджетных расходов, исходя из законодательно установленных обязательств государства по обеспечению социальных гарантий и решению проблем социально-экономического развития;
– сформировать системы целевых программ научно-технического и социально-экономического развития;
– ужесточить ответственность должностных лиц за нецелевое расходование бюджетных средств.
Осуществление этих направлений расширит возможности государства в преодолении социально-экономического кризиса и переходе к устойчивому экономическому росту, в организации структурной перестройки и повышении конкурентоспособности российской экономики на основе широкого освоения перспективных технологий» [РФ сегодня. 2000. № 11].
Перекликается с этими предложениями и программа Госсовета, разработанная группой Ишаева:

«1. Цели и смысл программы.
Выработка механизма для построения сильного независимого государства с ярко выраженной социальной направленностью. Рост ВВП 5–6% в год, в отдельных отраслях 10–15 %.

2. Как двинуть вперед экономику.
Усиление роли государства в управлении экономикой и рынком. Взять за основу модели регулирования экономики и рынка в США, Англии, Китае.
Обязательное государственное регулирование цен на электроэнергию, газ, нефть, бензин и транспортные услуги.
Обязателен выбор отраслевых приоритетов развития и их приоритетное инвестирование.
ВПК, АПК, фундаментальные науки, образование и здравоохранение должны быть взяты под государственный контроль.
За 10 лет удвоить инвестирование промышленности и сельского хозяйства за счет: а) последовательной борьбы с вывозом капитала за границу; б) вовлечения в оборот денег, находящихся «в чулках» у населения, обеспечив государственные гарантии возврата. Ограничить допуск иностранных инвестиций. В основном надеяться на собственные силы.

3. Как поднять благосостояние населения.
Залог развития страны – социальная консолидация государства, бизнеса и общества. Это недостижимо без нарождения среднего класса в количестве не менее 50 % от всего населения.
Рост реальных доходов населения должен значительно опережать увеличивающееся бремя социальных расходов.
Необходимо последовательное и существенное повышение оплаты труда. Ввести обязательное государственное регулирование оплаты труда и предпринимательского дохода.
Необходимо выработать единый российский стандарт благосостояния (жилье, услуги, образование, здравоохранение).
Это тот минимум, который обязано обеспечить государство. Придать этому минимуму силу закона.

4. Жилищно-коммунальная реформа.
Социальную, а особенно жилищно-коммунальную, сферу освобождать от дотаций только по мере увеличения реальных доходов населения, уровня оплаты труда и уровня жизни, превосходящих в сумме уровень дотирования» [РФ сегодня].
Программа Грефа настолько антигосударственна, античеловечна, что его давно надо было снимать с поста министра. Вместо этого правительство выбрало его программу в качестве базовой. Между тем государственные пакеты акций в разных АО оценивались по рыночной стоимости в 250 млрд долл. Прибыли же от этой федеральной собственности в 1997 г. бюджет получил менее 50 млн долл., т. е. 0,02 %. И это продолжается до сих пор.
Доля продукции естественных монополий в ВВП на сегодняшний день составляет 10 %, тогда как доля их прибыли в нем – 25, а инвестиций – 18 %. Получается, что эффективность их работы завышена в 2–2,5 раза именно за счет высоких тарифов. Зачем же задирать их еще выше? Тем более что увеличение тарифов по сравнению с цифрами в бюджете означает дополнительный рост инфляции. Кроме того, в результате повышения тарифов надо пересматривать бюджет, так как этого требует Бюджетный кодекс. Да и бюджетники не смогут оплачивать новые повышенные тарифы.
Может, все-таки начать с другого конца, т. е. с механизма ценообразования этих монопольных услуг? Один из таких подходов предлагают исследователи из Института проблем общественного развития (ИПОР). Как регулировать эти тарифы, чтобы ни потребители, ни продавцы не оставались в убытке, а их рост наконец прекратился? Вот что говорит главный научный сотрудник ИПОР Борис Евсеев. «Поскольку речь идет о монопольных ценах на услуги, относящиеся к сфере обеспечения жизни, то лучше опираться на средний уровень этих цен. Такие средние цены когда-то называли ценами производства. Формула их очень проста – издержки производства (себестоимость) плюс средняя прибыль. Именно эта золотая середина должна устраивать и производителя-монополиста, и потребителя.
Но при этом нельзя ориентироваться на те издержки производства, которые каждая корпорация считает и показывает сама. Иначе рост тарифов никогда не остановить. Нужно установить предельные значения (нормативы) издержек, выше которых реальные издержки подниматься не должны. А ниже норматива они могут быть какими угодно» [РФ сегодня].
Для реализации этого предложения необходимо, как минимум, убрать налоговые приписки к ценам товаров: НДС, налог с продаж и т. п. Они искажают экономические расчеты и не дают возможности сбалансировать выпуск и потребление продукции, а также износ капитала и его возмещение (амортизацию).
По вымиранию россиян: «Российское общество устойчиво ориентируется на однодетную семью: одного ребенка имеют более половины семей. Кроме того, по экспертным оценкам, 15–17 % супружеских пар бесплодны. В идеале, чтобы избежать депопуляции, в российской семье должно быть трое детей. Но кто на это решится, если, по данным Госкомстата, более 60 % работающих получают заработок, не обеспечивающий даже прожиточный минимум для самого работника и одного ребенка? При этом пособие на ребенка – 70 руб. в месяц – это всего-навсего 3 % от «детского» прожиточного минимума.
Некоторый рост рождаемости начиная с 2000 г. был следствием не только определенной стабилизации в обществе, но и увеличения численности женщин в репродуктивном возрасте.
В 2002 г. на I тыс. населения приходилось 16,3 умерших. Это самый высокий показатель в Европе, учитывая, что он вырос на 20 % только за последние 4 года. Почти каждый третий из умерших был в трудоспособном возрасте. Это в 2–4 раза больше, чем в развитых странах. И наши трудоспособные мужчины умирают в 4 раза чаще своих ровесниц. Сверхсмертность мужчин – это российская специфика. Основная группа риска – мужчины 20–45 лет. При сохранении тенденции из россиян, достигших в 2004 г. 16 лет, до 60 доживут менее половины мужчин. По прогнозам, средняя продолжительность жизни мужчин, которым сейчас 25 лет, равна или даже меньше продолжительности жизни мужчины конца XIX в. Причины их гибели чаще всего – алкоголизм, наркомания, курение и ДТП.
В целом по России около 40 % детей уже рождаются больными. Каждое следующее поколение детей обладает меньшим потенциалом здоровья, чем их родители. Так возникает социальная воронка: проблемы здоровья перемещаются из старших групп населения в молодежные.
Можно смело утверждать, что удвоения ВВП недостаточно для радикального улучшения здоровья и долголетия нашего населения. Нас не должен вводить в заблуждение рост средних показателей доходов: это не означает, что они в равной мере увеличиваются у всех групп населения. Напротив, усугубляется социальная поляризация. И как больные матери рожают больных детей, так бедные семьи воспроизводят бедность», – говорит Наталья Римашевская, директор Института социально-экономических проблем народонаселения РАН [Аргументы и факты. 2004. № 22].
Продолжительность жизни россиян продолжает сокращаться. В 2003 г. она снизилась у мужчин до 58,5 лет и у женщин – до 71,9 года. На 100 женщин в России приходится 125 детей. Только для простого воспроизводства требуется, чтобы рождалось в 2 раза больше. Миллион брошенных детей насчитал в России детский фонд «Юнисеф».
Ежегодно Россия теряет I млн человек трудоспособного населения. По долгосрочному прогнозу, через 60 лет население страны сократится вдвое. В 2006 г., на два года раньше, чем предполагалось, в стране может возникнуть дефицит рабочей силы. Численность работающих сравняется с количеством пенсионеров уже в 2010 г., а не в 2030 г. В Россию за последнее десятилетие прибыло 7,8 млн мигрантов, по количеству которых мы вышли на 3-е место в мире (после США и Германии). В то же время, после распада СССР (1991–2003), из России выехал на заработки 1 млн 116 тыс. человек, как правило, самых талантливых и жизнестойких.
Аркадий Вольский, президент РСПП: «Правительство должно принять на себя ответственность за смягчение социальных последствий шагов, обещающих в перспективе рост экономической эффективности, таких, как присоединение к ВТО, реформа естественных монополий» [Интерфакс].
Илья Глазунов, народный художник России: «Считаю, что отсутствие патриотизма есть прибежище негодяев» [Аргументы и факты].
Николай Петраков, академик РАН: «Кто в Правительстве? Греф, Кудрин и огромное количество людей среднего звена, которые исповедуют политику правых. Получается парадокс. На выборах население высказалось за «Единую Россию», коммунистов и «Родину». Но из «Единой России» в Кабинет Министров пригласили только А. Жукова. Тогда зачем выборы? [Там же].
Семья не просто ячейка, а фундамент общества. Между тем внимание к ней ослаблено. Свыше половины молодоженов нуждаются в материальной поддержке, из-за недостатка средств ограничиваются рождением одного ребенка. Только за 2001–2002 гг. в стране закрыто более 2 тыс. детских больниц, поликлиник, родильных домов. Сокращено финансирование программ «Дети России» – на 14 %, «Дети-инвалиды» – на 16, «Дети-сироты» – на 6 %. К последнему школьному звонку почти половина выпускников имеет по 2–3 хронических заболевания.
Срочно нужна программа господдержки семьи. Следовало бы продлить оплачиваемый отпуск по уходу за ребенком, повысить размер пособия до прожиточного минимума.
В сентябре 2003 г. Центр по изучению проблем народонаселения МГУ обнародовал пугающие цифры: с 1990 г. детское население России уменьшилось с 40 до 30 млн человек. И это, увы, не предел. Через 10 лет, по прогнозу демографов, оно сократится еще на 5 млн. Эксперты уверены: ситуацию с рождаемостью можно улучшить. Однако государство не тратило на это деньги целых 15 лет.

Демографическая картина в России и впрямь аховая. С 1992 г. в стране умирает людей больше, чем рождается. В последние годы население сокращается примерно на 900 тыс. человек в год. Правда, с 1999 г. кривая рождаемости стала медленно ползти вверх. Но происходит это вовсе не из-за продуманной социальной политики. Как раз она, по мнению руководителя Центра по изучению проблем народонаселения МГУ Валерия Елизарова, не выдерживает никакой критики.
«Государство экономит на семье, – считает он. – Судите сами: в середине 90-х величина ежемесячного пособия на ребенка составляла 70 % от МРОТ (минимальный размер оплаты труда). Сегодня МРОТ – 600 рублей, а пособие – 70. Даже в 1996 г. положение было намного лучше. Тогда пособие на ребенка составляло 15 % от прожиточного минимума, сегодня – чуть больше 3 %. Если в конце 80-х страна тратила на эти цели 2 % внутреннего валового продукта, сейчас – ничтожные 0,4 %.
Российская семья, по сути, не имеет права выбора: рожать или не рожать ребенка. Поскольку очевидно: в наших условиях появление малыша нередко обрекает ее на бедность. Средняя зарплата в стране – около 5500 руб, а прожиточный минимум маленького гражданина – 2119 руб. Нетрудно представить, как тяжело сводить концы с концами, если работает только отец, а мать получает 570 руб. из государственной казны (500 руб. – пособие по уходу до 1,5 лет, 70 – пособие на ребенка).
Важны не только пособия. Нам необходима разумная налоговая политика. Семьи с детьми должны иметь существенные налоговые скидки. Это, кстати, послужит неплохим стимулом к труду: чем больше заработаешь, тем больше останется на ребенка» [Труд. 2003. 4 окт.].
Изменится ли отношение к семейной политике? В своем ежегодном Послании в 2003 г. Президент В. Путин назвал оптимистичную цифру: рождаемость в России повысилась на 18 %. Но в том-то и беда, что цифра лукавая. По мнению Елизарова, «специалисты, работавшие над текстом Послания, положили в основу расчета так называемый общий коэффициент рождаемости. Он растет, даже если число рождений остается неизменным, но при этом сокращается общая численность населения. Смертность в России за последние годы – чрезмерная. Отсюда и небывалый рост злополучного коэффициента» [Там же].